Сдают комнаты по тысяче долларов и получают квартиры по завещанию. Как устроен бизнес на домах престарелых

В Харькове произошла ужасная трагедия — в частном доме престарелых вспыхнул пожар, 15 человек погибло, еще 11 — пострадало. Позже выяснилось, что здание не было приспособлено для жизни стариков. К примеру, на окнах стояли решетки, что фактически лишило пожилых людей шансов на спасение.

В Харьковском областном департаменте социальной защиты заявили, что по адресу, где случился пожар, не было официально зарегистрированного дома престарелых.

«Никаких официальных учреждений для пожилых людей, зарегистрированных по этому адресу, нет. Мы не понимаем, кто и с какой целью собрал этих людей в одном месте», — сказал глава департамента соцзащиты Юрий Шпарага. 

То есть дом престарелых работал нелегально. И у его собственницы обнаружилось еще несколько приютов для стариков, тоже без документов. Получается, речь идет уже о целой сети интернатов для пожилых, которой удавалось оставаться незамеченной для контролирующих органов.

Что вызывает массу вопросов.

«Это не мелкая лавка, которую можно «спрятать». О том, что в некоем доме живут десятки стариков, не могла не знать полиция. То есть, получается, вопрос решали за взятки. А так как фактически никакого контроля за домами престарелых в Украине нет, они вполне могут работать полулегально или нелегально», — говорит представитель Федерации профсоюзов Наталия Землянская.

Стоит отметить, что в Украине работают сотни учреждений, которые позиционируются как частные дома престарелых. Они есть практически в каждом регионе. Только в столице и Киевской области их несколько десятков («Родительский дом», «Долголетие», Happy Home, «Вилла добра» и другие).

Они активно рекламируют свои услуги, предлагая медицинский уход, «семейную атмосферу», комфортное проживание и пр.

Причем, так как государственная система гериатрических центров переживает не лучшие времена (условия во многих домах престарелых просто ужасные), услуги частников пользуются немалым спросом.

«Это большая проблема. Представьте, если в семье есть пожилой человек, к примеру, с нарушением мозгового кровообращения, после инсульта. Нужно либо кому-то увольняться в работы и ухаживать за ним, либо искать сиделку, либо определять в частный дом престарелых. И люди активно ищут такие учреждения, несмотря на то, что их услуги стоят недешево — порядка 500 долларов и месяц и больше», — говорит глава Национальной медицинской палаты Сергей Кравченко.

«Страна» разбиралась, как в Украине работает бизнес на стариках.

Почти семья за тысячу долларов в месяц

Интернет и социальные сети переполнены рекламой частных домов престарелых.

Некоторые позиционируются как «мини-дома» и, судя по выставленным на сайтах фото, располагаются в обычных частных домах, где в самые что ни на есть стандартные комнаты заселяют по несколько стариков.

Другие заявляют об элитности, обещая проживание, как в высококлассном отеле, ресторанное питание, качественный медицинский уход и даже анимацию и досуг для пожилых людей.

Цены разные. В Киеве и области они стартуют от 8-9 тысяч в месяц (при условии проживания в трех-четырехместном номере) и могут достигать 30 тысяч гривен и больше в зависимости от перечня услуг.

«В последние два года частные дома престарелых действительно начали активно появляться. Это как раз тот случай, когда спрос рождает предложение. Государственная система гериатрической помощи хромает, и можно сказать, что инициативу перехватил частный бизнес», — говорит руководитель сети частных домов престарелых Life House Андрей Оленченко.

Эта сеть предлагает своим подопечным круглосуточный уход (в том числе медицинское обслуживание, договор на которое есть с известной медицинской сетью, реабилитацию после операций, инсультов и другое), проживание, питание, организацию досуга и прочее. Цены варьируются от 8 тысяч до 18 тысяч в зависимости от конкретного дома престарелых и условий проживания.

Но есть частные учреждения, в которые можно оформиться бесплатно при условии завещания квартиры. Официально в домах престарелых эту тему обсуждают неохотно, но в частных беседах говорят, что готовы «идти на уступки» одиноким старикам с недвижимостью.

Сами бизнесмены говорят: бизнес на домах престарелых нелегкий, так как аудитория специфическая, а затраты немаленькие.

«Это старики, они часто болеют, нуждаются в постоянном уходе. Не скажу, что бизнес не приносит прибыли, но это не заоблачные деньги — рентабельность на уровне 20%», — рассказал нам владелец одного из частных домов престарелых.

То есть, если взять усредненную стоимость проживания в доме престарелых (прядка 500 долларов в месяц), получается, что на каждом старике бизнесмены зарабатывают в среднем 100 долларов в месяц или 1,2 тысячи долларов в год. В среднем в частном доме престарелых — от 10 до 50 жильцов.

Соответственно, можно рассчитывать на 12-60 тысяч долларов в год. Увеличить заработки можно на сети, поэтому многие частные дома престарелых развиваются в этом направлении, открывая подразделения в разных городах. При этом особых вложений не требуется — частный дом престарелых можно открыть в обычном частном доме или более-менее приспособленном для размещения людей помещении, в том числе арендованном.

Гостиница для стариков

Рынок ухода за стариками в Украине имеет интересную особенность. 

Большинство частных домов престарелых регистрируются как учреждения сферы услуг, а не лечебно-профилактические заведения (хотя по факту должны оказывать пожилым людям и медицинские услуги). 

«В перечне лечебно-профилактических учреждений, деятельность которых лицензируется, частных домов престарелых нет. Потому они могут открываться даже в обычных домах, где есть несколько комнат. Акцент делается именно на проживании, а не на уходе или медицинской помощи, то есть, это как гостиница, только  для пожилых», — пояснил нам глава Национальной медицинской палаты Сергей Кравченко.

Юристы предлагают бизнесменам, которые хотят открыть частный дом престарелых, на выбор несколько КВЭДов: «Деятельность других средств временного размещения», «Деятельность гостиниц» и даже «Предоставление в аренду собственно или арендованного недвижимого имущества». Зарегистрировать бизнес по таким КВЭДам можно даже на физлицо-предпринимателя.

Ответственность соответствующая — ее практически нет. Ведь что взять с бизнесмена, который по документам просто сдает старику комнату. Причем ту, что сам недавно арендовал.

«Многие работают по следующей схеме — заключают по несколько договоров с пожилыми людьми — отдельно на сдачу в аренду комнаты или койки, отдельно — на питание, услуги и пр. Понятно, что такой «арендодатель» фактически ни за что не отвечает. Да и проверить его не так просто, особенно если дом престарелых располагается в частной усадьбе. На каком основании туда войдут контролеры. В такие учреждения посторонним вообще проникнуть сложно. Я, как представитель Европейской федерации пожилых людей, к примеру, не смогла. Пришлось идти на хитрость и придумывать легенду, что хочу оформить в дом престарелых свою тетю. Те условия, что я видела, мягко говоря, не впечатляют: за более-менее вменяемую сумму вам предложат койку в четырехместном номере с туалетом в коридоре. Если что-то более комфортное — цена сразу взлетает. Плюс нужно за все доплачивать, особенно дорого, если человек лежачий или с деменцией. Но люди готовы платить. Государственная соцсфера у нас недофинансирована. Если старик одинокий, еще есть шанс попасть в государственный интернат, если же есть родственники — приходится искать платные варианты», — говорит глава Всеукраинской благотворительной организации «Забота о пожилых в Украине» (Age Concern Ukraine) Галина Полякова.

Если же владелец частного дома престарелых заявит еще и медицинские услуги, то тут ситуация резко меняется — нужно получать лицензию, иметь медицинское оборудование, медперсонал и др. Поэтому даже дома престарелых, которые называют медуслуги, предпочитают брать их на подряд, заключая договор с медицинскими центрами, у которых лицензии уже есть.

Андрей Оленченко говорит, что главное, что должен обеспечить дом престарелых — здание. «Оно должно соответствовать государственным строительным нормам и конечно же противопожарным нормам. Это проверяют контролирующие органы», — говорит Оленченко.

Но, если частные дома престарелых регистрируются как учреждения сферы услуг, то и отношение к ним не такое строгое, как, скажем, к медицинским центрам для людей, требующих повышенного внимания.

«Большинство частных домов престарелых идет по линии социальных служб, какой-то контроль есть, но не сильно строгий. Хотя всегда считалось, что дома престарелых входят в список объектов повышенного эпидемиологического риска. Соответственно, нужны были медосмотры для персонала и жильцов и постоянных санитарный контроль. После развала СССР, когда контроль ослабили, в домах престарелых  было по 50-100 вспышек инфекционных заболеваний и пищевых отравлений в год. Сейчас ситуация более-менее стабилизировалась. Частники не заинтересованы в скандалах. Хотя государственный надзор за такими учреждениями сложно назвать строгим», — говорит экс-главный санитарный врач Святослав Протас.

Андрей Оленченко утверждает, что в последнее время к ним наведываются с проверками достаточно часто — как от уполномоченного по правам человека, так и по линии социальных служб.

Но контролируют, в основном, крупные сети, которые работают легально.

«Никому не известно, что там происходит»

Между тем на рынке полно нелегальных домов престарелых. Нередко они располагаются в обычных частных усадьбах за высокими заборами, нигде не регистрируются и, соответственно, контролеры им особо не докучают. Правда, иногда владельцам приходится договариваться с полицией и соцслужбам, чтобы те их «не замечали». 

«Неофициально работают очень многие, так как база налогообложения достаточно высокая. В таких учреждениях, как правило, много персонала, поэтому даже налоги на зарплатный фонд могут резко снизить привлекательность бизнеса. Ведь если клиентам выставят счет больше 15-22 тысяч, спрос, скорее всего, упадет. Что происходит за высокими заборами — никому не известно. Ведь пожилые люди — специфический контингент. Кому они могут пожаловаться? Разве что родственникам, да и те нередко списывают все нарекания на особенности возраста. Государственная же политика помощи пожилым людям в Украине фактически отсутствует, что и выливается в трагедии, как в Харькове», — говорит глава адвокатского объединения «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

По его словам, есть еще один важный нюанс.

«Почему-то никто не акцентирует внимания на том, как у нас функционирует система пожарной безопасности. Требования по оборудованию зданий пожарной сигнализацией есть, но вот сигналы в случае пожара поступают в частные фирмы, которые и обслуживают такие системы. И уже они сообщают о ЧП пожарникам. Такое «посредничество» дорого обходится — теряется драгоценное время, что в случае с учреждениями, где есть скопление людей (дома престарелых, гостиницы) может оказаться роковым. Уже несколько раз поднимался вопрос о запуске линии 911, но его постоянно тормозят, очевидно, что частники активно лоббируют свои интересы», — говорит Кравец.

Галина Полякова добавила, что многие дома престарелых в Украине попросту опасны для стариков. «Дома часто арендуют в селах, топят дровами, на первых этажах там решетки, чтобы не ограбили. Лежачих стариков размещают на втором этаже, понятно, нет ни лифта, ни пандуса, так что в случае необходимости быстро выбраться из дома людям будет сложно», — рассказала нам Галина Полякова.

СТРАНА

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *