Сделка по УМХ — лицензии в обмен на лояльность

В мае прошлого года «Вести» опубликовали расследование о «сделке века» на украинском медиарынке — продаже УМХ, одного из ведущих медиахолдингов страны. Тогда ГПУ активизировала расследование по уголовному делу, связанному с «легализацией преступных средств».

Именно так была истрактована выплата покупателями, в роли которых выступала компания «Ветек Медиа Инвест» коммерсанта Сергея Курченко, крупной суммы (по разным данным, от €315 млн до $460 млн) продавцу. По иронии им был Борис Ложкин — один из главных советников Петра Порошенко и бывший глава Администрации президента.

В этой истории по-прежнему немало загадок: какой была итоговая сумма сделки, знал ли Ложкин о сомнительном характере денег, получаемых от нее, и почему после начала расследования он подал в отставку (причем дважды: с поста главы АП и секретаря инвестиционного совета). И главное — была ли сумма, которую Сергей Курченко переводил в офшоры, контролируемые Ложкиным, исключительно в его личном распоряжении или принадлежала отчасти третьему лицу, и кто он, загадочный соинвестор?

Почему «зажали» частоты

С началом активной фазы избирательной кампании в деле о продаже УМХ появился новый и весьма неожиданный поворот. Дело в том, что еще в 2017 году Нацсовет по ТВ и радиовещанию лишил лицензий, причем в ускоренном порядке, ряд радиостанций, входящих в радиогруппу УМХ (а это, по сути, флагман медиахолдинга, который зарабатывает больше всего средств посредством рекламных бюджетов). Всего в регионах отобрали 37 лицензий в 32 городах — у радио «Ретро FM», «Авторадио», NRJ и «Радіо Next». Повод был, в принципе, формальный — «непрозрачная структура собственности». В свое время такие же претензии предъявлялись даже телеканалу «112 Украина» до его продажи Виктору Медведчуку, которого называют бизнес-партнером президента. После завершения сделки претензии прекратились.

Вскоре стало известно о намерении Генпрокуратуры национализировать активы УМХ с целью передать «эффективному управителю» в виде агентства АРМА (о явных нарушениях в деятельности которого «Вести» писали уже не раз). Однако в январе-феврале 2018-го суды первой и второй инстанций отказали ГПУ в открытии производства по передаче активов агентству. Ситуация, кстати, не уникальна, т. к. так же происходит и в случае с другими СМИ. Но в случае с УМХ «Вести» заметили странную тенденцию — частоты, которые были отняты у радиостанций, Нацсовет так никому и не распределил, хотя мог бы сделать это совершенно свободно. Примеров масса: частота 105,9 МГц в Чернигове, принадлежавшая ПрАТ «Европозитив» (радиостанция NRJ), осталась вакантной, и сейчас на ней никто не вещает. То же у ООО «ТРК «НБМ-Радио» («Ретро ФМ») — ее частоты сохранились в Житомире, Ужгороде, Виннице. Также «свободны» частоты «Авторадио» по всей стране. «Впрочем, раздача частот и проведение конкурсов — это «дискреционные» полномочия Нацсовета. Доказать тот факт, что они сознательно «придерживали» частоты, без дополнительных данных (переговоров или, скажем, писем) нельзя», — считает юрист, старший партнер АК «Кравец и Партнеры» Ростислав Кравец.

Письмо с требованиями

И, похоже, такие доказательства появились. Некоторое время назад журналист-расследователь Александр Дубинский со ссылкой на свои источники опубликовал несколько документов из переписки, предположительно, близкого к Борису Ложкину депутата парламента Григория Шверка с главой наблюдательного совета УМХ Ильей Савиным, датированной 16 октября прошлого года (как раз в этот момент штабы закладывали бюджеты под рекламную кампанию своих кандидатов). В письме на имя Шверка Саввин отсылает (опять же якобы) прайсы на размещение рекламы на радиостанциях УМХ («Джем ФМ», «Голос Столицы», «Ретро ФМ» и т. д.) и в печатных СМИ («КП в Украине», «АиФ в Украине», журнал «Корреспондент» и т. д.) с детальной разбивкой в нескольких сведенных таблицах (топ-менеджер назвал документ «Полит просчет-Свод»). Так, всего 30 секунд рекламы «кандидата №1» на радио «Ретро ФМ» по цене $300 при шести выходах в сутки обошлись бы штабу Петра Порошенко в $324 тыс. На радио «Голос Столицы» тариф скромней в три раза за счет того, что станция вещает только на Киев — прайс составил бы всего $108 тыс. В конце документа значится итоговая сумма: «ИТОГО $8,325,000».

Следующий документ, опубликованный Дубинским, называется «Пояснительная записка к предложению». Фактически она является собранием пожеланий к президентскому штабу со стороны ресурсов, размещающих рекламу (в документе момент прописан обтекаемо: «Ресурсы и объемы, на наш взгляд, являются оптимальными для реализации эффективной предвыборной кампании Кандидата на ресурсах Холдинга»). Итак, во-первых, Саввин просит АП воздержаться от материалов с антироссийской риторикой. Это неудивительно, учитывая, что Сергей Курченко, имеющий к УМХ прямое отношение, сегодня находится в России. Во-вторых, прекращение преследования УМХ со стороны Нацсовета по ТВ и радиовещанию «и других госструктур». В-третьих, и это прописано заглавными буквами, «ВОЗВРАЩЕНИЕ лицензий радиостанций УМХ, отобранных по политическим мотивам в 2017 году». «Фактически такие условия можно рассматривать как предложение взятки Порошенко через Шверка взамен на восстановление лицензий УМХ на радиовещание, — считает сам Дубинский. — Сумма взятки — в виде рекламных услуг по предвыборному пиару — составляет $8,3 млн».

«Вести» обратились за комментарием к Григорию Шверку и Илье Саввину. «Не готов комментировать данные, которые выкладывает Дубинский. Никакие его материалы никогда не были правдой, — сказал «Вестям» сам Григорий Шверк. — Это фейк. При этом я никоим образом не могу влиять на решения Нацсовета по радиогруппе УМХ«. Илья Саввин в комментарии «Вестям» также не признал подлинность документов. «У меня никто никаких документов из почты не брал, — сказал он. — Но я также видел эти великолепные документы. Непонятно, откуда они взялись, и моей подписи там нет«. Впрочем, на вопрос о том, вероятен ли возврат лицензий радиогруппе УМХ, Саввин предложил «Вестям» обратиться с запросом в пресс-службу холдинга: «Там будет достаточно длинный комментарий». То есть, предположительно, УМХ находится в состоянии судебных прений по изъятым лицензиям.

«Одна из сложнейших сделок»

Ситуация с продажей УМХ в 2013-м изначально имела немало подводных камней. ГПУ, которая возбудила дело, усомнилась в «чистоте» активов, которые были заложены Сергеем Курченко. Полной суммы для расчета у нового владельца, Сергея Курченко, на момент покупки не было, и он привлек $160 млн заемных средств в государственном Укрэксимбанке. Для обеспечения займа бизнесмен заложил три офшора: Kviten Solution Limited, Quickpace Limited и Sabulon trading ink. Вот как раз деньги, размещенные там, ГПУ и сочла «нечестными».

«Я пытался выстроить все так, чтобы сделка была максимально чистой, и банк не пострадал. И постепенно мы «дотерли» так, что кредитное покрытие было хорошее. Заложили все, что могли: корпоративные права всех 80 компаний, все торговые марки, активы материальные — здания, оборудование. Еще и оформили в трех юрисдикциях одновременно. Сама сделка была одной из сложнейших«, — рассказывал «Вестям» банкир Борис Тимонькин, который в тот момент работал топ-менеджером 
покупателя, «Ветек».

Еще одна сумма осталась без пристального внимания ГПУ — это примерно €300 млн, которые были переведены со счета фирмы Trejoli Business Ltd, Британские Виргинские острова (подконтрольна Сергею Курченко), на счет офшорной компании Integrity International Holdings Ltd, который был открыт в австрийском Raiffeisen Bank International AG. Этот офшор контролируется Борисом Ложкиным и близкими к нему людьми. Если предположить, что эта сумма — вторая часть сделки, то происхождение этих денег также можно поставить под вопрос. Сергей Курченко никогда не пояснял, откуда взялись эти средства или кто мог бы перевести подобную сумму. А именно это делает реальной информацию «Вестей» о вероятном наличии еще одного заинтересованного в сделке лица — назовем его «покупатель Х».

Кто вы, мистер «Х»?

В отличие от украинских правоохранителей, происхождением суммы от Trejoli Business Ltd, Британские Виргинские острова, переведенной на счет офшорной компании Integrity International Holdings Ltd, заинтересовался Минюст Австрии. Дело в том, что офшорка пользовалась счетом в австрийском Raiffeisen Bank International AG. Вена отправила официальный запрос еще 5 августа 2015 года с формулировкой «транзакции были осуществлены исключительно между офшорными компаниями, в которых невозможно определить действительной коммерческой деятельности». Кстати, в числе акционеров офшора Integrity International Holdings Ltd, кроме самого Бориса Ложкина, значатся и нардеп Григорий Шверк, и экс-нардеп от БЮТ Алексей Логвиненко, и глава Днепропетровской ОГА Валентин Резниченко, которого также считают близким к Ложкину.

Впрочем, в том же 2015 году Специализированная прокуратура Австрии вынуждена была закрыть дело «из-за отсутствия информации с украинской стороны, что могло бы указывать на преступление». Сам Ложкин в комментариях СМИ говорил, что иностранные правоохранительные органы к нему лично «с какими-либо претензиями не обращались».

В любом случае, вскрывшиеся подробности о вероятной «взаимопомощи» крупного медиахолдинга и близкими к Администрации президента народными депутатами бросает тень на одного из главных кандидатов на пост президента. Вкупе с коррупционными обвинениями в причастности его армейского товарища Олега Свинарчука-Гладковского к «серым» схемам по поставкам некачественных запчастей для украинской армии это может существенно сказаться на рейтингах Петра Порошенко прямо накануне выборов. А если учесть, что не все фигуранты истории с продажей УМХ стали известны общественности, персона «покупателя Х» может вскрыться, причем внезапно, — история и вовсе играет новыми красками. И потенциально может спровоцировать даже более громкий скандал, нежели «оборонные» схемы Гладковского.

 Анна Стасенко, ВЕСТИ

Хотите быть в курсе последних важных событий? Подписывайтесь на телеграмм-канал АНТИРЕЙД t.me/antiraid