Секретный циркуляр НБУ спровоцировал банки на массовое нарушение закона о финмоне

Открытый реестр PEP – фальшивый. НБУ подставил банки под судебные иски.

Так называемый «открытый реестр PEP» на самом деле не имеет никакого отношения ни к государству, ни к регулятору, ни к собственно «пепам». С государственными реестрами у него общее только слово «реестр», а по сути его статус наиболее емко определяется обиходным выражением «шарашкина контора». К таким неожиданным и даже несколько шокирующим выводам пришел UBR.ua в ходе журналистского расследования, к которому мы привлекли также юристов и банкиров.

В результате манипуляций руководства Нацбанка «частная лавочка» превратилась в эффективный инструмент расправы как с неугодными «пепами», там и с неугодными банками. UBR.ua продолжает расследовать противозаконные схемы, навязанные банковскому сектору командой экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой. Обнаруженная нами «разводка» касается подмены законодательства гениальным, но незаконным способом, с элементами аферы и мошенничества. Одним из следствий такой схемы стала нашумевшая история о блокировке перевода в 150 грн с требованием объяснить происхождение этой суммы.

Нарушение закона

В редакцию UBR.ua обратилась клиентка одного из банков. Она сообщила, что банк приписал ее к «пепу», хотя согласно украинскому законодательству она под это определение не подпадает. Банк отправил ей уведомление с обязательством явиться в свое отделение, иначе ее счет будет заблокирован.

«Shanovny kliente! Alfa-Bank mae informatsiu z vidkrytykh dzherel, shcho Vy mozhete vidnosytysya do publichnykh diyachiv. Prosymo Vas protyahom 10 dniv zavitaty do viddilennya banku z pasportom dlya utochnennya danyh. Inakshe operatsii po Vashomu rakhunku mozhut buty pryzupyneni zhidno zakonu», — говорилось в СМС.

Подобные случаи имеют место в практике не только Альфа Банка, но и других финансовых учреждений. Во всех случаях идет речь о нарушении закона: либо адресат вообще не является «пепом», либо был им когда-то давно, и срок его статуса как «пепа» давно истек.

«Прислали СМС, потом позвонили. Сказали, если не придете в отделение, заблокируют счет. При беседе в банке взяли копию паспорта и ИНН с подписью. Сказали, что поднимают списки старых пепов. При этом объяснили, что заново формируют реестры бывших пепов», – рассказал UBR.ua один из клиентов банков, который согласно украинским законам «пепом» не является.

PEP

Под аббревиатурой PEP (politically exposed person) скрывается термин «публичные деятели». Это лица, которые выполняют значительные политические функции в Украине, в других странах и в международных организациях. Как правило, это действующие и бывшие президенты, премьер-министры, министры и их заместители, депутаты, политические деятели высших рангов, высокопоставленные представители судебной системы, правоохранительных органов, юстиции, обороны, руководство Нацбанка и т.д.

Считается, что финансовые операции таких лиц необходимо держать под надзором, чтобы не допустить возможной коррупции и их скрытого влияния на политику и экономику. Если ранее по закону человек терял статус ПЕП по истечении трех лет, то со вступлением в силу в апреле 2020 года закона о финансовом мониторинге этот статус стал бессрочным.

Однако закон не можем иметь обратной силы – Конституция в этом вопросе категорична. И бывший десять лет назад «пеп» таковым сейчас никак не может стать даже согласно новому закону. Тем не менее банки при формировании собственных «реестров пепов» нарушают и Конституцию, и, что особенно удивительно, сам вступивший в силу закон о финмониторинге. UBR.ua исследовал причины этого явления.

Нормативы

Банки ведут учет ПЕП на основании требований ЗУ «О противодействии легализации (отмывания) доходов, полученным преступным путем, финансирования терроризма, а также финансирования распространения оружия массового уничтожения» и выписанного на его основе постановления НБУ №65 от 19 мая 2020 года.

«Относительно людей, отнесенных к категории «публичные деятели» производится особый контроль, в частности относительно финансовых операций. Поэтому правила контроля регулируются нормами национального и международного права, рекомендациями международных организаций и Службы финансового мониторинга Украины«, – рассказывает Олег Горецкий, адвокат, управляющий партнер ЮФ «Горецкий и партнеры».

В Украине такие нормы определяются следующими нормативными актами:

  1. Законом «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов»;
  2. Методическими рекомендациями по выявлению публичных деятелей и обеспечению проведения финансового мониторинга их финансовых операций от 26 января 2016 года.

Кроме того, многочисленная нормативная база НБУ, Минфина, Минюста, НКЦБФР, Минцифры, регулирует отношения между ПЕП и конкретными субъектами финмона (банки, аудиторы, нотариусы и т.п.).

«На сегодняшний день с учетом последних изменений в украинском законодательстве регулирование взаимоотношений с ПЕП концептуально соответствует требованиям европейского законодательства», – считает Виктор Мороз, адвокат, управляющий партнер АО Suprema Lex.

Есть, правда, и отличие украинского законодательства от европейского. Если в Украине ПЕП – это политики, чиновники и их близкие, то в Европе — это публично значимые лица, которые политиками могут и не быть. Кроме того, в Украине вообще нет какого-либо государственного или какого-либо сколько-нибудь легального реестра, созданного согласно украинским законам. А функции государственного органа фактически «узурпировала» частная компания.

Сайт-«узурпатор»

Как следует из уведомления Альфа Банка, они посчитали своего клиента ПЕПом, потому что тот внесен в базу сайта «Открытый реестр PEP», который принадлежит частной общественной организации «Центр противодействия коррупции» (ЦПК), возглавляемой активистом Виталием Шабуниным.

«В Украине уже несколько лет действует Реестр публичных деятелей. На основе его информации украинские и международные финансовые структуры могут заблокировать имеющиеся или отказать в открытии новых счетов «рискованным» лицам, если те не пройдут дополнительную проверку. Украинский Реестр ПЕПов – это неофициальная база данных, куда общественная организация «Центр противодействия коррупции» в рамках своей уставной деятельности вносит сведения о тех, кто, по их мнению, подпадает под критерии ПЕПов», – рассказывает Горецкий.

Однако частные владельцы этого сайта честно признаются, что при определении ПЕП руководствуются отнюдь не украинскими законами, а «12 рекомендациями FATF» — Международной группы по противодействию отмыванию грязных денег (Financial Action Task Force on Money Laundering). То есть трактовка ПЕП частными активистами и украинским законом не совпадают.

«На государственных сайтах, понятно, можно проверить информацию о народных депутатах, находится ли лицо в розыске и т.д. Но pep.org.ua, как и прочие сайты, созданные непонятно кем непонятно с какой целью, включают информацию, которая подставляет банки», – рассказывает старший партнер Адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Так, например, по критериям «Открытого реестра» ПЕПами являются также мэры областных центров, руководители коммунальных хозяйств, таких как Киевский метрополитен, омбудсмен, члены ЦИК. В качестве связанных с ПЕП лиц ЦПК трактует любовников «за пределами брака», бывших супругов, крестных отца и мать, кумовьев, личных помощников, близких друзей, племянников, двоюродных братьев и сестер и т.д. Помимо того, что согласно украинским законам такие лица не являются связанными с ПЕП, публикация такой информации сама по себе является нарушением Конституции.

«Реестр содержит ряд записей и о тех людях, которые сами не являются публичными деятелями, однако являются связанными или близкими лицами, по ним может быть доступна в открытом доступе их конфиденциальная информация, безусловно, полученная без их согласия, что прямо нарушает нормы Конституции Украины», – рассказывает Горецкий.

При этом активисты к связанным лицам относят даже известных членов одной партии, общественной организации и профсоюза. Естественно, что при такой широкой трактовке публичных деятелей будет значительно больше в реестре ЦПК, чем по закону они есть в Украине.

Банки нарушают

Разумеется, ведение частными активистами за деньги доноров собственного же частного сайта – их личное дело. В конце концов, нельзя запретить кому-либо вести свой аккаунт в Фейсбуке. Проблема в том, что с этого частного сайта с сомнительной достоверностью берут информацию об украинцах-ПЕПах как истину в последней инстанции практически все украинские и иностранные банки.

«Практика показывает, что как отечественные, так и иностранные банки пользуются данным реестром, тщательно проверяют информацию про физическое лицо, и в случае наличия фамилии в базе – отказывают в обслуживании не только самим публичным людям, а также их родственникам, деловым партнерам», – говорит Горецкий.

Мы обратились к банкам с запросами, каким образом они определяют «пепов», однако из 12 банков, которые, как правило, с готовностью желают комментировать любые вопросы, прокомментировали тему ПЕПов только два. Остальные сослались на «занятость».

«Банк использует в практической деятельности при мониторинге ПЕП-ов данные с сайта pep.org.ua. Информация используется в ознакомительных целых только на сайте, без внедрения во внутренние системы банка. Мы обязательно перепроверяем всю информацию, полученную с сайта. В процессе проверки выявлялись случаи несоответствия информации, размещенной на сайте», – ответили UBR.ua в Агропросперсис банке.

Тщательно перепроверяют информацию частных активистов и в Мегабанке, используя другие источники на предмет их соответствия обнародованной информации законам Украины.

«Мегабанк» использует данные сайта pep.org.ua, а также другие базы публичных лиц (агентство ООО » K.I.S.»). Вся клиентская база и операции клиентов независимо от суммы проверяются в режиме онлайн по этим спискам, интегрированным в ОДБ (программа «Операционный день банка») банка. Ответственный сотрудник банка по вопросам финмониторинга закачивает списки для проверки в ОДБ. Да, проверки информации pep.org.ua проводятся. Для этого используются другие информационные источники, в т.ч. реестр электронных деклараций, методические указания Государственной службы финансового мониторинга Украины по выявлению PEP, данные баз K.I.S. и прочие», – делится опытом начальник департамента финансового мониторинга АО «Мегабанк» Елена Архипова.

Тем не менее, мы поинтересовались на условиях анонимности у сотрудников ряда топовых банков, не пожелавших открыто комментировать тему ПЕП, как на деле в банках обстоят дела с сайтом pep.org.ua.

«А он разве не государственный? Первый раз об этом слышу. Мы всю информацию по ПЕП берем оттуда, он у нас прописан во внутренних протоколах как обязательный.», – прокомментировал UBR.ua один из опрошенных. Похожая реакция была и у других сотрудников финмониторинга.

Действительно, по нашей информации, многие финансовые учреждения попросту включили сайт-«узурпатор» в свои внутренние протоколы без критической оценки размещенной на нем информации. Косвенно о том, что банки при определении ПЕП могут нарушать закон, свидетельствует игнорирование ими этой скользкой темы.

Тем не менее известно, что банки очень щепетильно, даже слишком, относятся к соблюдению закона, не говоря уже, что факт массового нарушения, пожалуй, самого страшного для банков закона «О противодействию отмыванию доходов» сам по себе является нонсенсом. Однако мы нашли причины, почему произошел сбой в банковской системе. Побудил банки нарушать закон… сам Национальный банк Украины.

Подставил Нацбанк

Специфика банковского сектора заключается в том, что в своей деятельности банки равняются отнюдь не на закон, а на те подзаконные нормативные акты – «положения», которые пишет для всех банков Нацбанк. Как правило, они действительно пишутся на основе законов, но регулятор в такие акты может что-то добавить и от себя. Постановления НБУ являются «вторым уровнем» нормативных актов. Но есть еще и третий уровень – это так называемые циркуляры НБУ, которые тот рассылает по всем банкам.

Такие «регуляторные акты третьего уровня» никто из посторонних не видит, они не публикуются на государственных сайтах и не могут быть оспорены в суде, так как в правовом поле их фактически не существует. Но для самих банков, запуганных банкопадом прошлых лет, эти письма Нацбанка являются, по сути, выше закона. В одном из таких циркуляров №25-0008/35441 от 17.05.2017, скан которого публикует UBR.ua, Нацбанк наряду с государственными и международными легальными сайтами в пункте №24 как раз и навязывает всей банковской системе «частную лавочку» активистов Шабунина в качестве «реестра ПЕПов» (см. пункт 24 в документе), при этом, предположительно, понимая, что «публичных деятелей» там определяют со злостным нарушением закона Украины.

ПЕП – финмониторинг дает сбои - фото 2

ПЕП – финмониторинг дает сбои - фото 3

ПЕП – финмониторинг дает сбои - фото 4

Именно это письмо НБУ, говорят юристы, фактически «легализовало» частный сайт «левой» организации, несмотря на то, что обнародованная активистами информация не соответствует законодательству Украины.

«Банки действительно руководствуются при взаимоотношениях с ПЕП данными сайта pep.org.ua, содержащего «Открытый реестр публичных лиц». Данный реестр не является официальным государственным реестром публичных лиц. Тем не менее… учитывая, что рекомендация об использовании данных этого реестра предоставлена НБУ, банки пользуются данными этого реестра правомерно», – говорит Мороз.

Кроме того, этот же частный сайт с противозаконными нормами оказался незаконно включен и в Методические рекомендации Службы финансового мониторинга.

«Как ни странно, но Служба финансового мониторинга Украины официально включила Реестр в свои Методические рекомендации по выявлению публичных деятелей и обеспечению проведения финансового мониторинга их финансовых операций. Однако до сих пор неизвестно, как неофициальная база данных, которую формирует общественная организация, может быть основанием для деятельности государственных органов и международных структур«, – удивляется Горецкий.

Легализация чиновниками НБУ частного сайта в качестве регуляторного ресурса, которая обязывает банки нарушать законы, – предмет вероятного разбирательства правоохранителями. Мы же хотим отметить, что банки прекрасно понимают, что нарушают закон, равняясь на «открытый реестр». И делают это потому, что им проще судиться с клиентами за нарушение закона, чем быть наказанными НБУ, который накладывает миллионные штрафы, а также вполне может даже отозвать у банка лицензию.

«Статус у этого сайта никакой. То, что банковские сотрудники используют его, является проблемой самих банковских сотрудников. Но они его используют, и  это действительно массовое явление, потому что таким образом пытаются перестраховаться от тех штрафов, которые были введены еще при Гонтаревой за ненадлежащую идентификацию лиц ПЕП», – объясняет старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнёры» Ростислав Кравец.

Например, в августе прошлого года НБУ оштрафовал за ПЕП Банк Альянс, Укргазбанк, Сбербанк и Коммерческий индустриальный банк на сумму 2,6 млн грн. А в феврале этого года оштрафованы Первый инвестиционный банк на 200 тыс. грн, по 400 тыс. грн получили штрафы А-Банк и банк «Львов». В год десятки подобных штрафов со стороны Нацбанка пополняют казну на миллионы гривен. Кроме того, в период банкопада Нацбанк именно за ПЕП даже «убил» некоторые банки.

«Было уничтожено более 100 банков, некоторые из них – за ненадлежащее проведение финмониторинга. Поэтому оставшиеся банки элементарно боятся подставлять себя, так как ничто не мешает НБУ уничтожить по надуманному поводу еще 2-3 банка. И если в письме НБУ написано, что необходимо равняться на этот сайт, то банки, конечно, боятся нарушить его», – объясняет Кравец.

При этом НБУ, продолжает юрист, в собственном же письме «умывает» руки, ведь в циркуляре прямо указано, что вся ответственность за правильное или неправильное определение ПЕП лежит исключительно на банке. И это позволяет Нацбанку при желании легко найти повод наказать банки по надуманному поводу – либо за нарушение закона о финмоне, либо за нарушение рекомендаций по идентификации ПЕПов. Судиться с Нацбанком бесполезно, как показывает практика. Если НБУ незаконно отзовет лицензию, даже вердикт суда не способен ее вернуть.

«Это дает инструмент Нацбанку давить практически на все банковские учреждения. Если банк говорит, что этот частный сайт – бред и чушь, то Нацбанк отвечает: ну, хорошо, тогда мы лишим вас рефинанса, лишим вас финподдержки банковской и, если глубоко копать, всегда можно найти какие-то ошибки и просчеты, начинать проверять пункты обмены валют», – говорит Кравец.

Поэтому включение не государственного, а именно частного сайта pep.org.ua в рекомендации НБУ, продолжает юрист, является по сути источником коррупции. Ведь можно наказать, а можно не наказывать.

«Это позволяет развивать коррупцию и манипулировать банками. И самое главное не брать на себя ответственность. Банки перепуганы, им проще потерять клиента, чем лицензию», – акцентирует Кравец.

Коррупционная схема?

Эксперты допускают, что подобное негласное включение несуществующего реестра на основе юридически несуществующего псевдо–»нормативного» письма НБУ в систему действительно реального банковского финансового мониторинга само по себе является частью коррупционной схемы.

«О том, то такая практика есть, не только слышал, но и мой знакомый недавно с этим столкнулся. Была заблокирована его карточка с переводом на 150 грн от его брата, тоже публичного лица. Я считаю, что такие реестры абсолютно коррупционны, и сама организация, которая называет себя антикоррупционной, является рассадником коррупции», – рассказывает экономический эксперт, соучредитель Украинской фабрики мысли Юрий Гаврилечко.

По его словам, если критерии ПЕП для банковский сферы устанавливают частные лица, значит они уже коррупционеры, так как подобная функция является претензией на подмену функций государства.

«А поскольку они еще за свою деятельность получают деньги в качестве грантов, то это самые махровейшие коррупционеры, которыми на самом деле должны заниматься наши правоохранительные органы: в чью пользу и за чьи деньги они ведут такой реестр? Кто получает бонусы от того, что у людей в этом реестре могут быть проблемы с доступом к счетам? На самом деле это вопрос национальной безопасности, и в любом нормальном государстве люди бы уже сидели и давали показания», – акцентирует Гаврилечко.

Действительно, нашумевшая история о блокировке monobank`ом перевода на 150 грн произошла как раз с депутатом Киевского областного совета Алексеем Дорошенко, профессиональным экспертом для многих СМИ, в том числе и для нашего. С точки зрения украинского законодательства он не является ПЕП, но с точки зрения банковского сектора и он, и его брат таковыми являются.

Мы связались Дорошенко и выяснили, чем закончилась история со 150 грн. Блокировка такой мизерной суммы поразила даже топ-менеджеров необанка, которые сослались на сбой системы и вручную разблокировали перевод. В подлинные причины системной блокировки после разблокирования суммы он углубляться не стал.

«Сумма зависла и в поддержке написали, что необходимо подать разъяснение о происхождении этих средств. Обоснованием может быть, например, справка о доходах с места работы. Заблокированная сумма – рекордно низкая, они поняли, что система автоматически выдала неправильно, а когда вмешался человеческий фактор, перевод разблокировали. Но ведь это может происходить везде и всюду в больших масштабах, потому что система так показывает», – прокомментировал UBR.ua Алексей Дорошенко.

UBR

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *