Спасибо, что живой: Стоит ли единственному выжившему в катастрофе под Харьковом ждать компенсации?

«Родился в рубашке» — так теперь говорят о единственном уцелевшем в крушении военного самолета Ан-26 в Чугуеве курсанте Харьковского университета Воздушных сил ВСУ им. Ивана Кожедуба Вячеславе Золочевском. На борту было 27 человек, но выжить удалось только Вячеславу. Парень пришел в себя возле обломков самолета, в котором летели его друзья, собратья. Один из товарищей рядом горел, и Вячеслав бросился его тушить, но, к сожалению, степень ожогов молодого человека была несовместимой с жизнью. Так Вячеслав и остался один на один с картиной, которая еще долго будет его беспокоить.

На следующий день к месту катастрофы прибыл президент Украины Владимир Зеленский, который, помимо прочего, на своей странице в Facebook отметил, что государство должно предоставить компенсации тем, кто потерял близких, ведь «Украина не забывает своих героев».

И вот уже спустя несколько часов в ходе внеочередного заседания правительства Украины в субботу был определен размер выплат семьям погибших — 750 прожиточных минимумов, что составляет 1 млн 576,5 грн на каждого. Да,  никакими деньгами нельзя оценить боль утраты, но все же в организации похорон и поддержке родственников погибших они имеют вес. А что насчет Вячеслава? 

Президент упомянул и о нем, написав, что государство также должно обеспечить и лечение пострадавшего курсанта. Но каким бы широким не казался такой жест Верховного главнокомандующего — это не его добрая воля, а давно прописанная в законодательстве норма.

«За это должно отвечать государство, ведь все произошло в рамках обучения, парень не просто куда-то поехал и получил травмы. Есть соответствующие законы о социальной защите военнослужащих, где это предусмотрено», — говорит адвокат Ростислав Кравец.

И что мы имеем на данным момент: парень вместе с товарищами падал, горел в самолете, смог выжить, пытался спасти друга, потерял всех собратьев (это лишь мизерная часть того, что ему довелось пережить), но выплата ему не полагается?

«Мой знакомый со старших курсов писал мне, что сейчас они на месте, собирают остатки погибших в пакеты. Говорит, что тела невозможно опознать. Шок. Я был там на практике неделю в нарядах, каждый день летали… Я знаю троих ребят с фотографии, — говорит один из курсантов университета. — Мне повезло, что я не видел этого ужаса вживую, хотя и так уже снятся кошмары».

Если даже слова курсантов, которые прибыли на место вскоре после случившегося, могли произвести такое впечатление, то сложно даже представить, что испытывает сейчас Вячеслав, какие сны он будет видеть и сможет ли спать вообще.

Так стоит ли парню, который «родился в рубашке», и его семье ожидать компенсацию за случившееся, пока неясно. Более того, даже если эта светлая мысль придет в голову к какому-то чиновнику, ждать выплат в таких случаях чаще всего себе дороже. Вспомнить только хотя бы одни Позняки, где компенсации получили лишь жильцы полностью разрушенного подъезда № 6, в то время как остальные жильцы дома, в частности 5-го подъезда, вынуждены были делать ремонт за свой счет. Поэтому просто спасибо. Спасибо, что живой.

Ирина Шостак, 112.UA

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *