Сразу после пятого Евросоюз приступил к разработке шестого пакета санкций против России

Вслед за утверждением эмбарго на уголь из России Евросоюз немедленно приступил к разработке шестого пакета санкций.

Его содержание в зависимости от обстоятельств может быть самым разным, но главная тема обсуждения (которое наверняка будет очень непростым) понятна всем — вводить ли ограничения на импорт российской нефти.

До появления свидетельств о массовой гибели гражданских в Буче и других городах Киевской области вопрос о нефтяном эмбарго обсуждался в теоретическом ключе. Теперь ситуация меняется. “Мы закрыли импорт угля, теперь мы должны посмотреть на нефть”, — сказала в пятницу, после утверждения пятого пакета санкций, глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. Верховный представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель в четверг заявил, что “рано или поздно это [нефтяное эмбарго] произойдет”. Депутаты Европарламента 512 голосами против 22 одобрили пока символическую резолюцию, требующую введения полного запрета на импорт из России угля, нефти и газа.

Для самих европейских стран нефтяное эмбарго будет болезненным (на Россию приходится 25% европейского импорта нефти) — но не таким, как запрет на импорт российского газа (45%). А для России это будет очень серьезный удар: на Европу, по оценке МЭА, приходится 60% экспорта российской нефти, который является источником валютных доходов бюджета номер один. В марте 2022 года на нефть пришлось 80,3% от всех нефтегазовых доходов бюджета. По итогам 2021 года доля нефти и нефтепродуктов в нефтегазовых доходах составила примерно две трети, в совокупных экспортных доходах — треть.

Договориться о запрете на импорт нефти европейцам будет намного труднее, чем об угольном эмбарго (напомним, для введения санкций утвердить их должны все 27 стран ЕС). Уже к нынешнему моменту рост цен на топливо вынудил Германию, Швецию, Францию и Италию объявить о субсидировании цен на топливо, вызвав критику экологических активистов.

Полный запрет на импорт российской нефти, по подсчетам Оксфордского института энергетических исследований, вызовет рост цен на нефть еще на 21% по сравнению с реализуемым сейчас сценарием “самосанкций”, при котором западные компании добровольно отказываются от сделок с российской нефтью. Новый скачок цен на топливо может подорвать общественную поддержку санкционных мер ЕС против России, пишет Financial Times со ссылкой на европейских чиновников.

Судьба этого обсуждения будет прежде всего зависеть от развития событий в Украине. Пятничный ракетный обстрел вокзала в Краматорске, в результате которого погибли как минимум 50 человек из нескольких тысяч собравшихся для эвакуации из Донбасса, вызвал новую волну возмущения в Европе. Министр финансов Франции Брюно Лемэр связал обстрел в Краматорске с намерением Франции добиваться нефтяного эмбарго. “Мы твердо намерены идти дальше и добиться запрета на импорт нефти. Я уверен, что следующие шаги [ЕС] будут связаны с этим вопросом”, — сказал он CNN. Франция — главная сторонница нефтяного эмбарго среди крупнейших европейских стран. Но в пятницу с похожим заявлением выступил и канцлер Германии Олаф Шольц: он сказал, что Германия сможет отказаться от импорта нефти из России уже до конца 2022 года.

Новые трагические события, которые приведут к росту санкционного давления, вряд ли заставят себя долго ждать. В конце марта министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что российская армия сосредотачивает основные усилия на достижении главной цели — “освобождении Донбасса”. Широкомасштабное наступление России на Донбассе начнется в ближайшие дни, считают западные военные аналитики.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.