Сто лет назад. До суда дошло дело об «извращенном применении гуманнейшего декрета»

В суд передано дело правозащитников, которых обвинили в «извращении и затруднении правильного применения гуманнейшего декрета». Речь идёт о членах Совета религиозных общин и групп, которые могли давать положительные заключения об освобождении от службы в армии по религиозным убеждениям призывника. Подсудимым вменяются злостные злоупотребления при решении вопросов об освобождении от воинской повинности, а также контрреволюционная деятельность.

Правовые новости столетней давности, на дворе 10 марта 1921 года.*


Деяния наших непротивленцев

14-го марта, в 12 часов, в особой сессии Москсовнарсуда (Берсеневская наб., д. 24) назначено к слушанию дело членов объединенного

Совета религиозных общин и групп Шохор-Троцкого, Дубенского и Ольги Дашкевич, обвиняющихся в извращении и затруднении правильного применения гуманнейшего декрета от 4-го января 1919 года об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям. Эти лица выдали сыну заводчика Бочарова, явному шкурнику, ложное свидетельство о том, что якобы «по велениям своей совести он действительно не может нести военной службы и, отказываясь от таковой, действует добросовестно и искренно». Сам объединенный совет вел через своих агентов контрреволюционную агитацию в рядах Красной армии и крестьян. Во главе этого объединенного совета стояли русские баре, супруги Чертковы, известный «благовестник» Иван Колосов, Сергеенко, Иван Трегубов и др.

В помещении объединенного совета была обнаружена ночлежка, около года укрывавшая дезертиров военного и трудового фронта.

Общественным обвинителем выступит тов. Дьяконов.

(Известия В. Ц. И. К., № 54)

Письмо в редакцию

Во вчерашнем номере «Известий» в Судебном отделе напечатана заметка о предстоящем 14-го марта суде над тремя членами совета религиозных общин и групп, в которой, между прочим, говорится, что этот объединенный совет вел «контрреволюционную» агитацию, и что во главе его, в числе других, стою, будто бы, и я.

Не говоря ничего о самом объединенном совете, надеясь, что он сам о себе заговорит, считаю нужным сказать лишь о себе: я не стою во главе объединенного совета, так как я не состою даже его членом и не принимаю никакого участия в его делах.

Что касается моей «контрреволюционной» агитации, то, я думаю, что моя революционная деятельность, начиная еще с царского режима, преследовавшего меня тюрьмой и ссылкой, и кончая моими выступлениями в революционной печати и на 7 и 8 Всероссийских съездах Советов, настолько известна, что обвинять меня в «контрреволюционной» агитации, — это значит наносить мне совершенно незаслуженное мною оскорбление от которого и прошу вас, уважаемый редактор, защитить меня публикованием этого письма.
Иван Трегубов.

(Известия В. Ц. И. К., № 55)

Подготовил Евгений Новиков


*Стилистика, орфография и пунктуация публикаций сохранены

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *