Сто лет назад. Футуризм признан вредным, но его запрет — еще вреднее

Новые направления искусства — футуризм и супрематизм — расценены властями как безобразие. Живопись Василия Кандинского, например, названа «непонятной мазней». Исполкому поручено изучить причину засилья произведений этих течений, которые превалируют даже на государственных праздниках. Почему пролетариату насаждают футуризм и супрематизм, ведь это — порождение буржуазной культуры, причём периода ее разложения, удивляются власти. Впрочем признано, что запрет модных течений будет ошибкой, к тому же вредной и опасной. Но и государственной поддержки такие творцы получать не должны, считает печать.

РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности, на дворе 6 марта 1919 года.*


О футуризме

Исполком Московского Совета в заседании 1-го марта постановил: предложить т. Фриче сделать доклад о футуризме сначала в Исполкоме, а потом и в пленуме Совета.

Это постановление состоялось в связи с тем «футуристическим безобразием», какое нашло себе место в плакатах, развешенных по городу ко «Дню Красной Армии», в связи с тем футуристическим и супрематическим засильем, которое берет свое начало в отделе изобразительных искусств Наркомпроса.

Мнение пленума Московского Совета будет чрезвычайно ценно, как непосредственное суждение пролетариата о том направлении в искусстве, которое в огромных дозах сейчас прививают массам руководящие художественные коллегии во главе с Пуниным в Петербурге и Татлиным в Москве.
Но было бы крупной ошибкой, если бы результатом обсуждения доклада т. Фриче являлось «воспрещающее футуризм» постановление.

Безусловно, футуризм во всех своих разветвлениях, — а их, этих разветвлений, много, — порождение буржуазной культуры, притом периода ее разложения. В футуризме всех оттенков нашла свое выражение психика интеллигентов, придавленная и изломанная растущим городом, не сумевшая в этом росте различить силы, несущей преодоление этой городской культуры. Типично мелко-буржуазная психология этих «милых ребят», не сумевшая втянуться в сферу влияния объединенного капитала и смертельно боящаяся растущей мощи пролетарского движения, приобрела те характерные черты «разорванного сознания» выражением которого служит в живописи непонятная мазня не манер Кандинского, в поэзии — дикая абракадабра, образцы которой даны были в статье г. Фриче в нашей газете «разорванное сознание», понятно, не может говорить на человеческом языке. Футуристы всех мастей, идеология и художественные представления которых выращивались в атмосфере столичных кафе, вдали от живых источников подлинного художественного творчества — природы и народных масс, в своем отрицании не признававших их буржуазной культуры, отождествили искусство с искусственностью. Искусственность, нарочитость, надуманность, сочиненность — вот что лишает их произведения живого духа творчества.

Рассказывают, что в Петербурге в дни октябрьского праздника футуристы заставили сад бывш. Зимнего дворца щитами и расписали на этих щитах деревья, полагая, что футуристическая живопись — подлинная красота, а живая природа — мешающая деталь. Это похоже на правду. Но если это и анекдот, то чрезвычайно характерный для футуристических представлений об искусстве.

Но есть в этом направлении и некоторое здоровое ядро. Это — ма — все, а содержание — ничто. Они не хотят признать, что форма — лишь одна сторона медали, что идея и ее воплощение, содержание и форма монолитно слиты в одно гармоническое целое, и что разрыв их также мстит за себя, как мстит «разрыв сознания», лишая обладателя такого сознания… просто здравого смысла.

Воспретить футуризм, значит дать лишний повод для истерических криков о насилии, о сверх-революционности футуристов. Кстати, все рассуждения о том, что футуризм есть революция в искусстве, обнаруживают лишь у высказывающих такие суждения абсолютное непонимание того, что такое революция вообще, и что такое революция в искусстве, порожденная великой социальной революцией.

Если воспрещение футуризма явилось бы ошибкой, то абсолютно недопустимым является и предоставление этому направлению государственного значения и покровительства. Вершителями судеб искусства в рабочей республике должны быть не сумевшие воспользоваться моментом и захватившие эту область футуристы, а пролетариат, который своим творческим инстинктом проложит свой путь среди всевозможных направлений.

А этим направлениям должна быть дана свобода развиваться или умирать в виде частных союзов и братств, без вливания в них народных денег.

К. Малинин.

(Вечерние известия)

Подготовил Евгений Новиков


*Стилистика, орфография и пунктуация публикаций сохранены

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *