Сто лет назад. Суд впервые отказался применять амнистию к осужденным к расстрелу

После объявления амнистии к годовщине революции приговоры о высшей мере наказания носили чисто моральный характер, так как казнь заменялась большей частью принудительными работами. Однако в деле курсанта советских командных курсов и телефониста городской пожарной охраны, убивших и ограбивших своего знакомого, трибунал впервые отказался применить амнистию и приговорил фигурантов к расстрелу, продемонстрировав намерение применять суровые меры в борьбе против усилившегося бандитизма.

При этом в другом деле — о контрреволюционной деятельности — суд счел возможным заменить генералу «южной армии», которая финансировалась немцами, расстрел лишением свободы, приняв во внимание позицию осуждённого, что он «заблуждался и не мог перенести разложение русской армии». 

Продолжаем знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности, на дворе 13 января 1922 год.*


Дело бывшего генерала Литовцева

Военной коллегией верховного трибунала ВЦИК под председательством тов. Ульриха в открытом судебном заседании было рассмотрено дело о бывшем начальнике штаба так называемой «южной армии» генерал-лейтенанте Литовцеве.

Обвинение, предъявленное Литовцеву и доказанное на суде, заключалось в следующем:

Находясь в 1918 году во время гетманщины на Украине, Литовцев получил от герцога Лейхтенбергского письмо, в котором тот просил Литовцева быть его помощником. В этом же письме герцог Лейхтенбергский информировал Литовцева, по существу, пояснив, что он, Лейхтенбергский, совместно с союзом «наша родина», приступил к формированию южной армии, имеющей непосредственной задачей борьбу с большевиками. В последовавшем вскоре после этого разговоре Лейхтенбергского с Литовцевым последний дал свое согласие быть помощником герцога, который тут же посвятил Литовцева в подробности формирования армии, которое должно было находиться в непосредственном ведении союза «наша родина».

Председателем этого союза состоял бывший присяжный поверенный Акадатов, а членами: известный по Государственной Думе граф Бобринский и сам герцог Лейхтенбергский. Средствами и снаряжением «армию» должны были снабдить немцы, силы армии предполагалось вербовать по всей Украине. Вербовкой ведал граф Бобринский. Часть армии должна была находиться у Краснова на Дону под начальством генерала Семенова.

На суде Литовцев признал себя виновным в предъявленных ему обвинением проступках и объяснил свое поведение заблуждением в первый период существования Советской власти, когда он, Литовцев, как кадровый офицер, не смог перенести разложение русской армии и поэтому принял предложение герцога Лейхтенбергского быть его помощником.

В своем последнем слове Литовцев с искренними нотками в голосе сказал, что он хоронит свои прежние ошибки и убежден, что только Советская власть выведет Россию из создавшейся разрухи к экономическому возрождению и светлому будущему, для участия в чем он, Литовцев, готов всецело отдать себя в распоряжение теперешней законной власти России.

Трибунал считаясь с тяжестью совершенных Литовцевым преступлений приговорил его к расстрелу, но по амнистии ВЦИК от 7 ноября и считаясь с полным разгромом белогвардейских замыслов заменил расстрел пятью годами лишения свободы.

Смертный приговор за бандитизм

Петроградский Революционный Трибунал вступил на путь суровых мер в борьбе против усилившегося бандитизма. До сих пор выносившиеся революционным трибуналом приговоры о высшей мере наказания, т. е. расстреле, носили чисто моральный характер, так как при применении амнистии по случаю 4-й годовщины Октябрьской революции, смертная казнь заменялась большей частью пятилетними принудительными работами. 9 января революционный трибунал впервые отказался применить амнистию по отношению к бандитам. Рассматривалось дело об убийстве с целью ограбления. Обвиняемые двое: курсант шестых советских командных курсов Григорий Богданов и телефонист городской пожарной команды Хобаров. Оба они 23 октября заманили в квартиру Хобарова своего знакомого Ровдовского, задушили его, ограбили деньги и вещи, которые поделили между собой, а труп упаковали в корзину и бросили в реку Жданку. Не довольствуясь этим Хобаров отправился на квартиру Ровдовского и выманил у квартирной хозяйки остальные вещи убитого. Революционный Трибунал приговорил обоих обвиняемых к высшей мере наказания – расстрелу и принимая во внимание зверский характер преступления, постановил амнистию по случаю 4-й годовщины Октябрьской революции в данном случае не применять.

(Известия В. Ц. И. К.)

Подготовил Евгений Новиков


*Стилистика, орфография и пунктуация публикаций сохранены

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.