Сто лет назад. Трибунал постановил расстрелять конвоира за разговоры с арестантами

Революционный трибунал выносит суровейший приговор охраннику арестантов, которые содержатся в Кремлёвском дворце: за разговоры с одной из задержанных, в котором он выразил несогласие с политикой коммунистов и разочарование в действиях партии, а также предложил отпустить ее из-под ареста, конвоир получает высшую меру наказания — расстрел. Суд указал, что обвиняемый не только не оправдал доверия партии, но и внес в ряды Красной армии разруху, а его поступок подрывает основу революционной дисциплины.

Примечательно, что саму арестантку, с которой разговаривал охранник, суд за клевету в адрес партии большевиков отправил лечиться в санаторий.

РАПСИ продолжает знакомить читателей с правовыми новостями столетней давности, на дворе 11 апреля 1919 года.*


Московский Революционный Трибунал.

Нарушение дисциплины

5-го апреля в Московском Революционном Трибунале, под председательством тов. Петерса, разбиралось дело С. М. Борисова, который, будучи слушателем 2-х московских командных пулеметных курсов, стоя на посту в Кремлевском дворце и охраняя арестованную Спиридонову, вошел с нею в разговоры на тему о политике Советской власти, при чем высказывал взгляды несоответствующие убеждениям коммуниста, что дало повод Спиридоновой воспользоваться передачей через посредство Борисова письма, а также предложил ей уйти из-под ареста, на что она не согласилась, мотивируя свой отказ нежеланием подвергать Борисова ответственности.

Борисов на курсах состоял на лучшем счету и числился в партии сочувствующих коммунистам. Когда состоялось его зачисление в партию, ему стали доверять ответственные посты.

Установлено, что Борисов состоял членом партии левых с.-р. финляндской группы в начале 1918 г.

На суде Борисов указал на то, что в разговоре со Спиридоновой он проводил свой взгляд о необходимости соглашения левых с.-р. с большевиками, а также указывал, что он больше не может быть коммунистом и желает выйти из партии Р. К. П. Он сознает, что совершил преступление будучи поставлен на ответственный пост, он не выполнил возложенного на него поручения, чем нарушил партийную и воинскую дисциплину.

Виновен также в том, что не разделял взглядов партии, состоя в то же время ее членом. На суде Борисов заявил: «Я должен быть расстрелян или оставлен на свободе, в последнем случае отправьте меня на фронт и там я сумею с честью умереть за Советскую власть. Даю в этом честное слово! Коммунистом больше быть не могу, но никакого участия в борьбе против большевиков предпринимать не буду».

Трибунал, рассмотрев дело, нашел, что Борисов не оправдал доверия партии принявшей его в свои ряды и тех товарищей, которые ставили его на ответственные посты. Стоя на посту у арестованной Спиридоновой, он, руководясь своими личными соображениями, забыл о дисциплине партии и о военной дисциплине и предлагал Спиридоновой уйти из-под ареста, взявшись передать от нее письмо ее знакомым левым с.-р.
В тот момент, когда Рабоче-Крестьянская власть, со всех сторон окружаемая международными империалистическими хищниками, ведет самую отчаянную борьбу, и эта борьба требует самой сплоченной революционной дисциплины, беспрекословного подчинения каждой отдельной единицы всему целому, поступок Борисова вносит в ряды нашей молодой Красной армии разруху и подрывает основу революционной дисциплины.

Революционный Трибунал, считая, необходимым бороться с такими преступлениями самым беспощадным образом, приговорил Борисова к высшей мере наказания – к расстрелу.

Борисову предоставлено право ходатайствовать перед В. Ц. И. К. о смягчении приговора.

(Известия Ц. И. К.)

Подготовил Евгений Новиков


*Стилистика, орфография и пунктуация публикаций сохранены

Хотите быть в курсе последних важных событий? Подписывайтесь на телеграмм-канал АНТИРЕЙД t.me/antiraid