Таджикистан: расследование террористической атаки на велотуристов погрязло в тумане пропаганды

Три месяца назад радикальные исламисты совершили наезд на автомобиле на группу велотуристов в Таджикистане, в результате чего погибли четыре человека. Теперь перед судом предстал один из предполагаемых преступников. Вместо того чтобы расследовать дело, режим использует его в своей политической кампании, пишет журналист швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung Андреас Рюш.

Вскоре после атаки ответственность за теракт взяла на себя террористическая организация «Исламское государство»*. Из пятерых предполагаемых преступников перед судом оказался только один — Хусейн Абдусамадов, который якобы является главарем террористической группы. Остальные четверо погибли при невыясненных обстоятельствах во время спецоперации по их задержанию на следующий день после теракта. Почти все участники этой группы в прошлом якобы жили в России в качестве гастарбайтеров и, возможно, там стали приверженцами радикального ислама, говорится в статье.

«Теракт пролил свет на проблему агрессивного исламизма в стране, где преобладает мусульманское население, — отмечает Рюш. — Но в Душанбе, кажется, не заинтересованы в расследовании дела и используют инцидент, чтобы свести счеты с политическими оппонентами».

«Вскоре после атаки Душанбе обвинил в совершении преступления Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), запрещенную с 2015 года и не применяющую насилия организацию, критикующую репрессии в стране и выступающую за свободное вероисповедание. Режим президента Эмомали Рахмона не отказался от своего обвинения и после публикации видео, на котором ИГИЛ* берет на себя ответственность за совершение теракта», — пишет журналист далее.

По словам председателя ПИВТ Мухиддина Кабири, с 2015 года проживающего в эмиграции в Западной Европе, «из его партии делают козла отпущения», а обвиняемые никогда не являлись членами его организации. Он предполагает, что правительство использует инцидент в своих политических целях, передает Рюш.

«Правдивость официальной версии ставят под сомнение многочисленные неувязки», — отмечает журналист. Например, существует короткое видео кровавого происшествия, но при этом неясно, кем был этот очевидец и почему он находился на месте преступления. «В сентябре власти показали главного подозреваемого Абдусамадова по государственному телевидению, где он исчерпывающе признался в совершении преступления и представил его как дело рук ПИВТ. Подобные инсценировки — распространенная практика в странах бывшего СССР, при этом самообвинения зачастую являются результатом пыток и угроз», — подчеркивает Рюш.

«Расследование вряд ли возможно и с независимой стороны. Свободной прессы не существует, а власти пытались препятствовать журналистам в поиске информации по этому делу. Мешающих представителей СМИ в Таджикистане систематически заставляют молчать», — говорится в статье.

«Кампания против Партии исламского возрождения вписывается в стратегию режима Рахмона по устранению любой оппозиции», — уверен Рюш.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) — террористическая группировка, запрещенная в РФ.

Источник: Neue Zürcher Zeitung