В 2017 году два банкира прошли процедуру отбеливания

За два года на рынок вернулись всего восемь банкиров из 25, подавших заявки.

Процедура отбеливания репутации банкиров, которая была запущена весной 2016 года, потеряла актуальность. «В отношении банкиров, у которых есть однозначные свидетельства их непричастности к проблемам учреждения, мы выносим положительные решения», – говорит директор департамента лицензирования НБУ Александр Бевз. Но таких банкиров немного.

За первый год существования процедуры безупречную деловую репутацию смогли вернуть шесть банкиров из восьми, кто подал заявки. За 2017-й была отбелена репутация всего двух банкиров, хотя общее количество заявок увеличилось до 17.

В прошлом году не повезло, например, Вадиму Березовику: он работал в Вектор Банке до декабря 2016 года, после чего стал зампредом в Укргазбанке. А в марте 2017 года, когда Вектор Банк обанкротился, у Березовика испортилась репутация. Уже в мае ему пришлось покинуть правление Укргазбанка, но он остался в банке в качестве советника главы. «Эта услуга пользуется низким спросом, поскольку никто не хочет принимать этих топ-менеджеров на работу», – говорит Александр Бевз.

Как сообщает «Финансовый клуб» в проекте «50 ведущих банков Украины – 2018», в I квартале 2018-го банкиры в НБУ не обращались.

Одна из причин низкой популярности услуги заключается в том, что у руководителей банков, которые обанкротились в начале банкопада, в минувшем году начали заканчиваться трехлетние «баны», и безупречность их деловой репутации автоматически восстановилась. На рынок вернулась, например, Катерина Локощенко – экс-глава финмона «Таврики» возглавила финмон банка «Альянс».

Но это пока единственный пример. «Это неудивительно, поскольку количество банков с начала кризиса сократилось вдвое, как и количество рабочих мест в руководстве. А чтобы сменить работающего топа на бывшего управленца из обанкротившегося банка, собственнику нужна веская причина. Кроме того, некоторые бывшие банкиры нашли себя в смежных отраслях, например в финансовых компаниях», – говорит исполнительный директор Независимой ассоциации банков Украины Елена Коробкова.

В НБУ подтверждают, что мало кто готов доверить свой банк менеджеру с испорченным резюме. «Мы всегда говорили, что черный список, которого формально нет, еще себя проявит: не как административное ограничение, а как нежелание банков связываться с людьми, которые могли иметь отношение к злоупотреблениям», – говорит Александр Бевз.