Вопросы вакцинации и пандемии в практике ЕСПЧ в 2021 году

Коронавирус продолжает вносить правки в привычный нам мир и вместе с этим актуализировать широкий круг правовых вопросов, находящих отражение в практике международных судебных инстанций. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не стал в данном случае исключением и в 2021 году рассмотрел целый ряд обращений, так или иначе связанных с вводимыми государствами-членами Совета Европы мерами по борьбе c пандемией, а также их соотношением с основными правами и свободами, гарантированными Европейской конвенцией по правам человека (далее — Конвенция).

«В поступивших в ЕСПЧ жалобах, связанных с кризисом здравоохранения на фоне COVID-19, поднимаются вопросы по целому ряду положений Европейской конвенции по правам человека — в частности, о праве на жизнь, запрете пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, праве на свободу и безопасность, справедливое судебное разбирательство, на уважение частной и семейной жизни, о свободе религии, выражения мнения, воссоединения, а также касательно защиты собственности и свободы передвижения», — говорится в информационном бюллетене суда COVID-19 health crisis.

Что Конвенция по правам человека говорит об обязательной вакцинации детей?

В начале апреля 2021 года Большая палата ЕСПЧ вынесла долгожданное и первое постановление по вопросу об обязательной вакцинации детей. На фоне наблюдаемых сегодня общественных дискуссий о пандемии коронавируса позиция суда, хотя и не была напрямую связана с ними, привлекла особое внимание, поскольку им была внесена определенная ясность относительно того, как Конвенция отвечает на некоторые медицинских вопросы.

Рассмотрение Большой палатой ЕСПЧ группы жалоб от родителей из Чехии началось в июле 2020 года. Заявления были объединены в одно производство под номером 47621/13. В них говорилось о предполагаемом нарушение прав, гарантированных статьей 8 (уважение частной и семейной жизни) и статьей 9 (свобода мысли, совести и религии) Конвенции, а также статьей 2 (право на образование) Протокола №1 к ней (ETS N 009). 

В Чешской Республике существует юридическая обязанность для родителей вакцинировать детей от дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита, гепатита В, кори, краснухи, паротита. К выполнению данного требования запрещено принуждать физически. При этом родители могут быть оштрафованы, а невакцинированные дети не принимаются в детские сады. Исключения предусмотрены только для тех, кто имеет медицинские противопоказания.

В одном из заявлений в ЕСПЧ родители сообщили, что отказались вакцинировать дочь от кори, паротита и краснухи, мотивировав это сомнением в качестве препаратов. На этом основании девочка была отчислена из детского сада, поскольку его руководство сочло, что соблюдение права ребенка на образование может поставить под угрозу здоровье других. 

В двух других жалобах среди прочего указывалось, что родители запретили врачам вакцинировать детей от некоторых болезней, перечисленных в национальном законодательстве, на основании религиозных убеждений. В 2014 году их не приняли в детский сад. Администрация учреждения обосновала решение тем, что существующая в стране обязательная вакцинация представляет собой допустимое ограничение права свободно исповедовать религию, а также является необходимой мерой для защиты здоровья населения, прав и свобод других лиц.

В материалах дела также говорится, что родители одного из заявителей, имея медицинское образование, решили составить индивидуальный план вакцинации для своего ребенка. В результате он был вакцинирован не в том возрасте, который предусмотрен национальным законодательством. Директора двух детских садов поочередно отказали заявителю в приеме.

В некоторых жалобах также поднимался вопрос о финансовых санкциях, наложенных национальными властями на родителей из-за различных нарушений законодательства о вакцинации.

Рассмотрев группу заявлений, суд в Страсбурге первоначально напомнил, что в соответствии с его прецедентной практикой принудительная вакцинация представляет собой вмешательство в физическую неприкосновенность и, таким образом, касается права на уважение частной жизни, защищаемого статьей 8 Конвенции.

Переходя к рассмотрению непосредственно подхода Чехии, ЕСПЧ указал, что национальные власти преследуют законные цели защиты здоровья, а также прав других лиц. Суд обратил особое внимание на то, что вакцинация защищает как тех, кто ее получает, так и тех, кто не может быть вакцинирован по медицинским показаниям, ввиду чего полагается на коллективный иммунитет для защиты. 

Что касается интересов детей, ЕСПЧ подчеркнул, что они должны иметь первостепенное значение, и в данном контексте иммунизация способствует тому, что каждый ребенок будет защищен от серьезных заболеваний посредством вакцинации или благодаря коллективному иммунитету. «Таким образом, можно сказать, что чешская политика в области здравоохранения соответствует наилучшим интересам детей», — отмечается в документе.

Далее суд в Страсбурге обратился к вопросу соразмерности подхода властей Чехии в том виде, в котором он реализуется в настоящее время. В данном контексте ЕСПЧ сообщил, что им не было обнаружено каких-либо проблем с эффективностью и безопасностью используемых вакцин. Также суд пришел к выводу, что, хотя недопуск детей в дошкольные учреждения означал потерю важной возможности для их личностного становления, это превентивная, а не карательная мера, которая при этом ограничена по времени, поскольку, когда дети достигают возраста посещения школы, их статус вакцинации никак не оказывает влияния на процесс поступления.

Переходя к заключительной части, ЕСПЧ пояснил, что вопрос, который необходимо было решить, заключался не в том, могла ли быть принята другая, более мягкая политика. Скорее задача состояла в том, чтобы установить, превысили ли чешские власти свою широкую свободу усмотрения в этом вопросе. 

«Суд пришел к выводу, что оспариваемые меры можно рассматривать как «необходимые в демократическом обществе»», — говорится в заключении.

Постановление по данной группе жалоб так или иначе может отразиться на будущих выводах ЕСПЧ по другим обращениям, затрагивающим вопросы обязательной вакцинации детей. Например, в данный момент на рассмотрении суда находится заявление родителя из Сербии. Дело коммуницировано в январе 2021 года под номером 20874/18. В заявлении говорится о предполагаемом нарушении различных положений Конвенции, а также Протокола №1 и Протокола №12 к ней. Производство пока продолжается.

Корректно ли сравнивать локдаун во время пандемии и домашний арест?

ЕСПЧ пришел к заключению, что такой подход нельзя назвать приемлемым, отклонив в мае 2021 года жалобу европарламентария Кристиана-Василе Терхеша (49933/20) как несовместимую с положениями Конвенции.

Дело касалось мер по борьбе с пандемией, введенными на территории Румынии на период с 24 марта по 14 мая 2020 года. Ограничения среди прочего касались свободы передвижения.

Заявитель настаивал, что изоляция, которую он должен был соблюдать в указанный период, равносильна лишению свободы. С этим тезисом он обратился в ЕСПЧ, заявив о нарушении государством-ответчиком права на свободу и личную неприкосновенность, гарантированную пунктом 1 статьи 5 Конвенции. Политик при этом не заявил о нарушении статьи 2 Протокола 4 Конвенции, гарантирующей свободу передвижения.

Принимая во внимание кратковременность ограничительных мер (52 дня) и предоставленную в рамках режима локдауна возможность покидать жилые помещения по ряду неотложных причин, а также то обстоятельство, что его местонахождение никак не отслеживалось, он не находился в стесненных условиях и не был лишен права на социальные контакты, ЕСПЧ пришел к выводу, что положение Терхеша не соответствовало домашнему аресту.

В этом деле Страсбургский суд также придал значение тому факту, что заявитель не объяснил, какое конкретное влияние обжалуемая мера оказала на его личное положение, и не предоставил какой-либо информации, описывающей его реальный опыт изоляции.

Кроме того, ЕСПЧ учел, что в марте 2020 года Постоянное представительство Румынии при Совете Европы проинформировало Генерального секретаря организации о намерении властей страны частично приостановить действие Конвенции относительно свободы передвижения на своей территории до 14 мая и регулярно предоставляло организации сведения о принимаемых в стране ограничительных мерах.

Допустима ли обязательная вакцинация определенных категорий граждан?

Летом 2021 года во Франции парламентарии приняли законопроект, предусматривающий обязательную вакцинацию сотрудников служб экстренной помощи. За отказ с середины ноября им грозит отстранение от работы без сохранения заработной платы.

На этом фоне 672 французских работника пожарной службы и медицинских учреждений обратились в ЕСПЧ (жалоба зарегистрирована под номером 41950/21), настаивая на необходимости введения в рамках производства обеспечительных мер в виде приостановки положений нового закона. Они ссылались на предполагаемое нарушение статьи 2 (право на жизнь) и статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции.

Позже, 2 сентября, группа специалистов сферы здравоохранения Греции, где были введены схожие требования к сотрудникам служб экстренной помощи, также обратилась в Страсбургский суд. Заявители считают, что нововведения идут вразрез с целым рядом положений Конвенции. Речь идет о праве на жизнь, о запрете на бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание, о запрете рабства и принудительного труда, о праве на свободу и личную неприкосновенность, на уважение частной и семейной жизни и на справедливое судебное разбирательство, а также о запрете дискриминации.

Страсбургский суд отказал в принятии обеспечительных мер по обеим жалобам, заявив, что требования заявителей выходят за рамки Правила 39 Регламента Суда. Подобные меры, как показывает устоявшаяся практика, вводятся только в ситуациях, когда есть неизбежный риск нанесения непоправимого вреда. В данных случаях, по мнению ЕСПЧ, этого риска не наблюдается.

При этом, как подчеркнул сам суд, его позиция по обеспечительным мерам никоим образом не предопределяет, будет ли впоследствии установлено нарушение положений Конвенции в рамках производства по этим или схожим жалобам.

В октябре стало известно, что жалоба французских работников была коммуницирована. ЕСПЧ предложил государству-ответчику до 27 января 2022 года предоставить свои замечания относительно приемлемости жалобы, а также по существу поднимаемых в ней вопросов.

Общая статистика ЕСПЧ по вопросу введения обеспечительных мер, связанных с пандемией

В информационном бюллетене ЕСПЧ сообщается, что на фоне распространения COVID-19 Страсбургский суд получил около 370 заявлений о введении обеспечительных мер на время рассмотрения жалоб. В основном они поступили от лиц, содержащихся в местах лишения свободы или под стражей в специализированных центрах (например, соискатели убежища и мигранты). Государствами-ответчиками выступают в большей части подобных заявлений Греция, Италия, Франция, Турция. 

«Эти запросы были очень разными. Хотя обращения в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда обычно касаются депортации или экстрадиции, полученные с середины марта 2020 года в первую очередь поступили от заявителей, которые просят суд принять обеспечительные меры по их освобождению из мест содержания под стражей и/или указать на меры по защите их здоровья от риска заражения Covid-19», — поясняется в бюллетене.

В подавляющем большинстве случаев это индивидуальные жалобы. Многие из них были оставлены без рассмотрения. В ряде других ЕСПЧ отложил вынесение решения и запросил информацию у соответствующего государства-ответчика.

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid