ВС РФ: компенсация за необоснованное уголовное преследование должна включать ущерб деловой репутации

Верховный суд РФ обязал учитывать компенсацию за испорченную деловую репутацию при взыскании ущерба от необоснованного уголовного преследования: такой подход будет отвечать принципам адекватного и эффективного устранения нарушения.

Суть дела

Высшая инстанция разбирала дело воронежского врача, которую обвинили в злоупотреблении полномочиями по заявлению медсестёр. Уголовное дело возбуждали четыре раза и каждый раз прекращали за отсутствием в действиях состава преступления. 

Заместитель главного врача сочла, что незаконным уголовным преследованием ей причинен моральный вред и потребовала в суде компенсацию в 600 тысяч рублей.

Коминтерновский суд Воронежа снизил требуемую сумму в 30 раз и взыскал в пользу медика всего 20 тысяч. Своё решение суд объяснил тем,  что следственные органы не избирали меры, ограничивающие свободу истицы. 

Воронежский областной суд и Первый кассационный суд общей юрисдикции с таким подходом согласились.

Позиция ВС 

ВС считает, что при определении размера компенсации необходимо учитывать и ущерб деловой репутации человека, которого необоснованно обвинили в преступлениях. 

Он напоминает, что такая позиция отражена в постановлении Пленума: моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, временным ограничением или лишением каких-либо прав и др. (пункт 2 постановления №10 от 20 декабря 1994 года).

«Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального ущерба, убытков и других материальных требований», — указывает ВС.

Высшая инстанция ссылается и на практику Европейского суда по правам человека: не существует стандарта, позволяющего измерить в денежных средствах боль, физическое неудобство и нравственное страдание и тоску, поэтому национальные суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю. В противном случае отсутствие мотивов, например, несоразмерно малой суммы компенсации, будет свидетельствовать о том, что суды не рассмотрели надлежащим образом требования заявителя и не смогли действовать в соответствии с принципом адекватного и эффективного устранения нарушения (постановление от 18 марта 2010 года по делу «Максимов против России»). 

Таким образом, судам в каждом случае необходимо в совокупности оценить конкретные незаконные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий и индивидуальными особенностями его личности, учесть заслуживающие внимание фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав, поясняет ВС. 

При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении, подчеркивает высшая инстанция. 

Между тем в рассматриваемом деле судебные инстанции не пояснили почему сумма в 20 тысяч рублей является достаточной,  а также не указали, какие конкретно обстоятельства послужили основанием для значительного уменьшения суммы компенсации морального вреда. 

ВС считает, что суды должны были учесть, что расследование шло 16 месяцев, заявительница испытывала постоянный стресс из-за следственных действий, в том числе обысков, допросов и очных ставок, из-за чего у неё ухудшилось здоровье.

«Кроме того, суд первой инстанции вообще не исследовал обстоятельства причинения ущерба деловой репутации истицы в результате незаконного уголовного преследования.

Между тем из материалов дела усматривается, что (врач) проработала в области здравоохранения более 31 года, многократно поощрялась за добросовестный труд, награждалась почетными грамотами разного уровня, в том числе грамотами департамента здравоохранения, городской думы, но после увольнения она не смогла вновь устроиться на работу по причине неоднократных отказов работодателей, сопряженных с фактом возбуждения в отношении нее уголовного дела», — отмечает ВС.

Более того, подчеркивает высшая инстанции, суды установили, что в ходе следствия следователь-криминалист направил в департамент здравоохранения представление, которое содержало персональные данные истицы, сведения о том, что она обвиняется в совершении уголовно-наказуемого деяния, а также предложение о рассмотрении этого вопроса на ведомственном совещании. Однако эта информация какой-либо оценки суда не получила.

Таким образом, решение суда о взыскании компенсации морального вреда в 20 тысяч рублей нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем ВС отменил решения двух инстанций и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

Алиса Фокс

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *