Законопроект об общественном здоровье: коррупция и Оруэлл в одном флаконе

Законопроект о так называемом «общественном здоровье» № 4142 от 22 сентября 2020 года был подан более года назад, а в феврале нынешнего года он как-то незаметно прошел первое чтение. Очевидно, потому, что тогда вопрос медико-санитарного абсурда еще не дошел до нынешней степени бредовости. И только в декабре нынешнего года слухи о том, что норматив намереваются принять во втором чтении, вызвал бурю эмоций и многочисленные акции протеста. Это и заставило внимательнее присмотреться к содержанию проекта.

Если совсем коротко, то это такая себя реализация в социально-медицинской практике сюжетов Джорджа Оруэлла, а заодно открывающиеся дополнительные широкие возможности для коррупции на всех уровнях от мелкого бытового до масштабного.

Законопроект представил многочисленный авторский коллектив во главе с главой профильного комитета Рады, депутатом от фракции «Слуга народа» Михаилом Радуцким. Последний является, напомним, владельцем частной клиники «Борис» и имеет, скажем так, определенную репутацию.

Законопроект этот содержит много «всякого разного», от безвредно-бесполезных общих фраз до положений, которые грубо противоречат Конституции и буквально нарушают права человека.

«Реформами» моральное уродство не исправишь

Например, дается определение такому сугубо декларативному понятию, как «общественное здоровье», на страже которого типа будет стоять государство. Очевидно, что такие утверждения уже не вызывают никаких эмоций, кроме раздражения и скуки.

Кроме того, норматив предусматривает воссоздание обновленной санитарно-эпидемиологической службы. Той самой, которую не так давно в реформаторском припадке во времена Супрун ликвидировали. Причем, как раз накануне коронакризиса, и никто за это не ответил ни по закону, ни «по понятиям». Есть информация, что сейчас такая служба якобы воссоздается в центре и на местах, и закон нужен, чтобы легитимизировать эти действия.

К тому же, если судить по содержанию, воссоздавать намереваются совершенно не то, что закладывалось в основу в советское время. Можно сколько угодно и совершенно справедливо говорить, что накануне своего расформирования санэпидемслужбы была рассадником коррупции, но следует при этом напомнить, что советская санэпидемслужба была самой эффективной в мире, она оперативно подавляла вспышки инфекционных заболеваний чуть ли не с 1920-х годов и времен знаменитого советского народного комиссара здравоохранения товарища Семашко Николая Александровича, 1874 года рождения, окончившего Московский университет задолго до Октябрьской революции в 1901 году. Напомним также, что во время Великой Отечественной войны в условиях разрухи-голода-холода-антисанитарии и скопления огромных человеческих масс в лице воинских контингентов, беженцев, эвакуируемых не было ни одной серьезной инфекционной вспышки, а возникавшие очаги немедленно и эффективно подавлялись. Примерно в таком виде санэпидемслужба досталась Украине при развале Союза.

А то, что она со временем превратилась в коррупционный гнойник, — так у нас все государство и общество превратились в коррупционную помойку. Это уже проблема не организационно-правовых форм санэпидемслужбы, это вопрос морально-психологической деградации общества.

Возвращаясь к вопросу о том, в каком виде намереваются воссоздавать санэпидемслужбу, отметим следующее. Речь идет про 25 областных «центров по контролю и профилактике болезней», которые будут заниматься исследовательской, аналитической работой, разработкой госпрограмм по борьбе с заболеваниями, прогнозированием рисков эпидемий и так далее. Словом, выглядит все это гламурно и по-европейски, но почему-то кажется, что в случае серьезной эпидемии или — того хуже — бактериологической войны (диверсии) этот «гламур европейского образца» окажется полностью несостоятельным, собственно, что и произошло на Западе во время коронакризиса, который явился, откровенно говоря, далеко не самой серьезной эпидемией.

Иными словами, предполагается создание еще одной «офисной конторы», которая будет заниматься писаниной и получит право контроля, включая негласное право взимания коррупционной ренты. Но заниматься, если надо, дезинфенцией и обеззараживанием территорий, санитарно-эпидемиологическими мероприятиями среди населения в инфекционных очагах и так далее, то есть всем тем, чем когда-то занималась бывшая санэпидемслужба, новая структура, похоже, не будет и близко.

Возвращаясь собственно к содержанию законопроекта о национальном здоровье, отметим, что текст этого нормотворческого сочинения изобилует частностями, регулирующими разного рода мелкие вопросы, формально относящиеся к здравоохранению. Например, бросается в глаза запрет использования шифера из-за того, что он якобы имеет канцерогенные свойства. Мало того, что такая трогательная «забота о здоровье нации» ведет к удорожанию строительства, так сама по себе такая частность в нормативе, претендующем на базовый закон в сфере здравоохранения, вызывает вопросы и недоумение, и складывается впечатление, что кто-то внесение этой нормы пролоббировал или, говоря проще, купил.

Главный «цимес» нормотворческого сочинения

Но самое главное в этом сочинении на нормотворческую тему заключается в модной нынче борьбе с эпидемиями.

Например, хозяйствующим субъектам предписывается за свой счет проводить все медико-санитарные мероприятия, разработанные уполномоченным органом, выполнять предписания должностных лиц. Иными словами, новосоздаваемая служба сама ничего делать не будет, а будет лишь продуцировать «ценные указания» и контролировать, причем контроль этот в наших условиях неминуемо ведет к коррупции.

При этом специально отмечается, что руководство предприятий и учреждений всех форм собственности должны отстранять от работы, учёбы, посещения учреждений образования лиц, которыми являются носителями возбудителей инфекционных болезней или контактными лицами, а также тех, кто уклоняется от обязательного медосмотра или вакцинации.

Причем касается это не только нынешней «модной болезни», но и любых инфекционных заболеваний, включая те, которые еще неизвестны, но могут появиться в будущем. Очевидно, что подобный подход свидетельствует о неадекватности сочинителей этого нормотворческого опуса. Любому более или менее грамотному индивиду, даже совершенно далекому от юриспруденции и правоведения, известно, что юридическая норма должна отличаться, скажем так, правовой определенностью, а потому в нормативных документах нельзя ссылаться на нечто, чего еще никто не видел и не знает, но что возможно появится в будущем, причем неясно, в каком именно обличии. Это очень похоже на знаменитое сказочно-мифологическое изречение: «Пойти туда, не знамо куда, и найти то, не знамо что».

Еще интереснее в отношении частных лиц, причем это «интересно» часто приобретает совершенно оруэлловские формы. Согласно проекту, граждане обязаны проходить медосмотры и вакцинации «в предусмотренных законодательством случаях»… Заболевший индивид обязан выполнять требования медработников для того, чтобы исключить дальнейшее распространение болезни.

Крайне актуальным на данный момент в проекте является все, что касается прививок, которые возводятся в ранг долженствования. Например, выехать на границу в страны с высокой эпидемиологической опасностью, можно будет только сделав обязательные прививки. Дети, которые не получили профилактических прививок по календарю вакцинации, не будут допускаться в образовательные учреждения. Даже если прививки сделаны, но с нарушением календаря, решение о посещении ребенком садика или школы должен принимать консилиум, и вот здесь уже начинается коррупция, если кто не понял.

Все эти меры вызывают реакцию отторжения, если речь идет не об испытанных препаратах, вызывающих доверие, а о полуфабрикатах, не прошедших необходимые испытания, последствия которых не изучены и вызывают много вопросов. Да еще в условиях, когда за эти последствия никто не несет никакой ответственности.

И уж совсем оруэлловской выглядит норма о так называемых эпидемиологических расследованиях. Суть их состоит в том, что если будет выявлено лицо (нулевой пациент), которое, по мнению выявляющих, послужило источником вспышки, то это лицо будет обязано компенсировать затраты на проведение эпидрасследования, дезинфекцию, медосмотр и лечение всех пострадавших, вред, причиненный их имуществу и здоровью. Если же такого «нулевого пациента» не найдут — все за счет местных и государственного бюджетов.

Тот факт, что это противоречит всему, чему только можно, даже не обсуждается. Но представьте себе сюжет: некто, кто даже может и не знать, что болен, поскольку «модная» нынче болезнь часто протекает вообще бессимптомно, может быть объявлен «главным заразителем на районе», в области, во всей стране, наконец, на целом континенте или даже на всем земном шаре с вытекающей материальной ответственностью. До такой глупости, наверное, больше нигде не додумались! Интересно, в гражданский и уголовный кодексы соответствующие изменения вносить будут?..

Но и это еще не все…

Незабываемым местом в предлагаемом законопроекте являются строчки, посвященные режиму карантина. На территории, где он объявляется, вводится чуть ли не военное положение. Орган, который уполномочен вести борьбу с эпидемией, получает право с этой целью привлекать транспортные средства, строения, оборудование, любое имущество, вне зависимости от формы собственности. Оговорка о том, что впоследствии будут компенсированы стоимость и затраты, вызывает разве только классовую ненависть и злобный смех.

Тот факт, что в Украине, как и во многих странах мира, с каким-то патологическим упоением принялись раскручивать «санитарно-эпидемиологическую истерию», все более наталкивает на мысль, что делается это в совершенно иных, политических целях. Особенно если учесть, что при всей серьезности положения, нынешняя ситуация и близко не приближается к эпидемиям прошлого даже в странах третьего мира. Впрочем, это отдельная тема…

Очевидно, что «вишенок на тортике» в этом нормотворческом сочинении имеется в избытке. Одной из таких «вишенок», несомненно, является разрешение на использование препаратов, не прошедших полный цикл испытаний, что на данный момент запрещено законодательством вплоть до Конституции, не позволяющей медицинские опыты без согласия. Кстати, в этом Конституция Украины опирается на международное законодательство, прежде всего, на известный Нюрнбергский кодекс.

Если суммировать вышесказанное, то в законопроекте предпринимается попытка узаконить все те незаконные решения власти, которая она сейчас оформляет в виде постановлений, приказов министерств и так далее, то есть подзаконными актами, противоречащими действующему законодательству. В результате, суды уже начинают отменять эти незаконные решения, причем иногда делают это в издевательской форме. Конечно, если даже этот норматив будет принят, правомерным он не станет, поскольку его нормы противоречат нормам существующих законодательных актов, прежде всего, Конституции. Но в случае его принятия, обжаловать и отменять принятые на его основе решения будет намного сложнее.

«В законопроекте вообще статьи Конституции нарушаются десятками. Не удивительно, что главное экспертное управление ВР рекомендовало вернуть документ на доработку», — справедливо заявил адвокат Ростислав Кравец.

Но антиконституционность, незаконность принимаемых решений стала фирменной фишкой нынешней власти.

ФРАЗА

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid