Журналист, бежавший от Путина в Швейцарию

«Дмитрий Скоробутов в деталях раскрыл то, как российское государство подвергает цензуре СМИ. Месть Кремля была настолько сильной, что Швейцария предоставила ему убежище», — пишет швейцарское изданиеTages-Anzeiger.

«Нет, говорит Дмитрий Скоробутов, дела у него идут совсем не хорошо. 43-летний россиянин не знает, сколько еще он сможет оставаться в своей комнате в гостевом доме в центре Лозанны. Иногда в конце месяца у него нет денег даже на билет в общественном транспорте. Поиски друзей в Швейцарии пока были напрасными», — повествует журналист Бернхард Оденаль.

«Скоробутов — политический беженец. Он воспротивился кремлевской цензуре и был вынужден бежать из России. Тот факт, что в путинском государстве жизнь журналиста находится под угрозой, признает и Федеральное ведомство по вопросам миграции: в январе 2020 года Скоробутов стал одним из немногих россиян, получивших убежище в Швейцарии».

«Скоробутов был шеф-редактором одной из важнейших информационных программ в стране — передачи «Вести» на государственном телеканале «Россия-1». (…)75% из 144 миллионов россиян смотрят этот канал хотя бы раз в неделю. Каждый вечер часовой главный выпуск «Вестей» смотрят от 10 до 15 млн человек», — отмечает издание.

«Им представляют мир, который вращается вокруг президента. Практически каждая программа начинается с репортажа о Владимире Путине и тех благах, которые он несет стране. Зло таится в материалах «Вестей» только за пределами границ страны. На националистической Украине, на деградирующем Западе. Критики Путина являются там предметом насмешек».

«На протяжении многих лет Дмитрий Скоробутов участвовал в подобного рода освещении событий. Но первые сомнения у него появились уже в 2012 году, когда Владимир Путин в очередной раз избрался президентом. Десятки тысяч людей протестовали против предполагаемых фальсификаций на выборах. Так как во время протеста на них были белые ленточки, Путин на пресс-конференции сделал язвительное замечание о презервативах на одежде. Будучи ответственным редактором, Скоробутов не захотел передавать этот комментарий. На этом настоял его руководитель: «Дмитрий, ты с ума сошел? Конечно, мы должны это показать».

«Дважды Скоробутов пытался включить в программу материалы о Елене Скрынник. Министр сельского хозяйства подозревалась в присвоении миллионов и отмывании их через подставные компании. Счета в Швейцарии были заморожены, федеральная прокуратура вела расследование. Скоробутов считал, что об этом важно рассказать: «Бедность в стране катастрофическая, в сельской местности многие еле сводят концы с концами. А министр загребает деньги лопатой». Но на его предложениях всегда ставили отметку «НД» — аббревиатуру, означающую, что материал не будет выпущен».

«Не только государственный телеканал защищал Скрынник. Поскольку российская юстиция отказалась сотрудничать, федеральной прокуратуре в Берне в конце концов пришлось сдаться и разморозить миллионы политика», — пишет издание.

«По словам Скоробутова, критические сообщения о государственных учреждениях, негативная информация о выборах или сообщения о социальных волнениях в России были табу для главных новостей России. Для освещения актуальных событий также были дополнительные инструкции. Когда в 2014 году над Украиной разбился малазийский пассажирский самолет, «Вести» сообщили, что он был сбит украинской ракетой класса «земля-воздух». О том, что, по данным нидерландских следователей, а также расследовательской платформы «Bellingcat», снаряд был выпущен российским подразделением, зрители российских государственных новостей не узнали до сих пор».

«По важным темам решения о том, что можно, а что нельзя сообщать, принимаются непосредственно в Кремле, говорит Скоробутов. Основной курс задается на ежедневных пресс-конференциях правительства. Иногда инструкции поступали и напрямую из министерств, по телефону», — передает издание.

«Так, редактор Скоробутов получал от министерства обороны четкие указания о том, как освещать передвижение российских войск в Сирии и какие кадры ему разрешено использовать. На запрос Tages-Anzeiger о связи с Кремлем редакция «Вестей» не ответила. Скоробутов говорит, что искал другую работу, но не нашел. Поэтому продолжал работать в системе. (…)До августа 2016 года, когда в один из дней пьяный коллега повалил Скоробутова на пол и избил его так сильно, что журналисту пришлось лечиться в больнице. Избитый мужчина хотел сообщить о случившемся в полицию, но его руководитель предупредил: никакой шумихи, никаких негативных сообщений о канале!».

«Скоробутов все же сообщил о произошедшем и вскоре оказался лицом к лицу с государственной властью: полиция не провела даже мало-мальски серьезного расследования, суды отклонили его жалобы, а работодатель сначала подверг его давлению, а затем, осенью того же года, выставил на улицу. Сегодня Скоробутов считает, что тогдашнее избиение было, скорее всего, инсценировано: «Я слишком открыто говорил о своих сомнениях по поводу нашей работы».

«Даже после увольнения строптивый журналист по-прежнему подвергался преследованиям со стороны своего бывшего работодателя и полиции. Давление стало настолько сильным, что Скоробутов начал искать способ выйти на публику. (…) В ноябре 2017 года он отправился в Амстердам на журналистскую конференцию, где рассказал западным коллегам о цензуре в российских государственных СМИ. (…) После этого Скоробутов стал ощущать, что за ним следят, предположительно ФСБ. Он рассказывает об угрозах, поступавших по электронной почте и по телефону, в том числе в адрес его матери. И о совете друга с хорошими связями, рекомендовавшего ему уехать из страны».

В конце ноября 2019 года Скоробутов улетел в Женеву. «Однако, даже имея статус беженца, он не чувствует себя в полной безопасности в Лозанне. Скоробутов опасается, что Россия может оказать давление на Швейцарию», — пишет издание.

«Цензура в России становится все более жесткой, — рассуждает Скоробутов. Раньше он как журналист еще имел некоторую свободу действий. Например, он мог рассказать о надвигавшемся экологическом скандале в своем родном городе Красноярске. Сегодня это уже было бы невозможно. То, что большинство его коллег из тех времен все еще работают на канале, показывает для Скоробутова силу системы, которая работает с помощью массового запугивания людей и больших финансовых вознаграждений: «Все на канале прекрасно знают, что они делают. Тем не менее они абсолютно лояльны», — пишет Tages-Anzeiger.

Источник: Tages-Anzeiger

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *