В Швеции жители испытывают «коронаскам», стыд за стратегию страны перед лицом Covid-19

«(…) В 2019 году стало популярным слово «флюгскам» (flygskam): на шведском языке стыд — «skam» — за совершение полета на самолете; «flyga» — средство передвижения, загрязняющее окружающую среду. В 2020 году такая проблема быстро устранилась, поскольку большая часть мирового населения оказалась прижата к земле. Однако шведы не расстались со своим чувством стыда. На смену «флюгскаму» пришел «коронаскам» («coronaskam»): буквально «стыд за коронавирус», — пишет корреспондент Le Monde Анна-Франсуаза Ивер.

«Причиной тому послужила стратегия Швеции перед лицом пандемии, связанной с коронавирусом, и решение правительства Стокгольма не сажать свое население на карантин. Среди ее соседей, все из которых приняли более строгие ограничительные меры, столь мягкий подход вызвал сначала непонимание, затем страх, а иногда и враждебность. Поскольку в конечном итоге в Швеции было зарегистрировано в 4,5 раза больше смертей, чем в Дании, почти в 9 раз больше, чем в Финляндии и Исландии, и в 11 раз больше, чем в Норвегии», — говорится в статье.

«Однако скандинавам хочется верить, что у них больше общих черт, чем различий: история, культура, традиции, а для некоторых и язык. Короче говоря, «очень сильное чувство тождественности, которое не всегда легко оценить из-за рубежа», уверяет Анна Халльберг, шведский министр по сотрудничеству Северных стран. С 1952 года — и до появления коронавируса — их граждане даже могли переезжать из одной страны в другую, не предъявляя паспорта», — указывает автор публикации.

«(…) Все это не идет ни в какое сравнение с тем, что произошло с начала пандемии», — настаивает Бертель Хаардер, член датской Либеральной партии и председатель совета по свободе передвижения, созданного пятью странами. С 1 января 2021 года он возглавит Северный совет в совершенно новом контексте», — пишет Le Monde.

«С марта в регионе вновь появились границы, что нанесло травму пограничным районам, чья экономика сильно пострадала. Более того, многие шведы утверждают, что соседи стали их клеймить. В частности, это коснулось части 14 тыс. трансграничных рабочих, которые живут в Швеции и работают в Норвегии, некоторые из них говорят, что они подвергаются остракизму со стороны своих коллег или работодателей. Каждую неделю они должны сдавать тесты на коронавирус в норвежском пункте тестирования», — отмечает журналистка.

«А ведь до начала декабря в приграничных районах случаев заражения на норвежской стороне было больше, чем на шведской стороне», — вспоминает Кьелл-Арне Оттоссон. Но депутат от «Христианских демократов», проживающий в шведской провинции Вермланд, «в 100 метрах от Норвегии», не обижается: «На строительной площадке в Осло шведским рабочим приходилось носить оранжевую куртку и есть в столовой отдельно», — говорит он».

«(…) Теперь шведам за границей неизбежно задают вопросы, на которые они не всегда знают ответ. Ева Якобсон Ваагланд живет в Осло с 1987 года и является председателем Ассоциации шведско-норвежской дружбы. Она не чувствовала агрессии по отношению к себе, но признается, немного смущаясь: «Я не могу удержаться от того, чтобы защищать Швецию, хотя до сих пор не понимаю, почему мы сделали столь разный выбор».

«(…) Норвежцы, являющиеся владельцами вторых домов в Швеции, после пересечения границы также оказались незащищенными от «коронаскама». Тысячи из них подали жалобу на норвежское государство, которое по возвращении из Швеции вводит для них десятидневный карантин», — говорится в статье.

«Шведский министр Анна Халльберг доходит до того, что говорит о «притеснениях» и беспокоится из-за поляризации, которая, как она опасается, оставит неизгладимый шрам, который «потребует длительного заживления». Бертель Хаардер, со своей стороны, сожалеет о «чувстве недоверия», охватившем трансграничные районы и осложняющем интеграцию пяти северных стран: «В будущем некоторые люди уже не решатся искать работу или переехать в соседнюю страну», — отмечает он.

«Ситуация представляется настолько серьезной, что в конце концов вмешалась премьер-министр Норвегии Эрна Сульберг. «Мы не можем позволить «коронаскаму» разрушить сотрудничество скандинавских стран», — заявила она в середине ноября по шведскому радио, призывая «перестать искать козлов отпущения». Однако легче сказать, чем сделать: 21 декабря Швеция, которая до сих пор ратовала за открытие границ, в свою очередь закрыла свою собственную границу с Данией, где только что обнаружились новые варианты вируса», — резюмирует Анна-Франсуаза Ивер.

Источник: Le Monde

Хотите быть в курсе важнейших событий? Подписывайтесь на АНТИРЕЙД в соцсетях.
Выбирайте, что вам удобнее:
- Телеграм t.me/antiraid
- Фейсбук facebook.com/antiraid
- Твиттер twitter.com/antiraid

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *