ЕСПЧ обязал Россию устранить негативные последствия приговора осужденному по «болотному делу»

В особом мнении судья Европейского Суда Дмитрий Дедов указал, что крайне разочарован низким качеством приговора, что говорит о наличии системной проблемы в данной сфере Представитель заявителя, адвокат Дмитрий Аграновский указал, что не совсем ясно, что означают слова ЕСПЧ об устранении негативных последствий приговора, так как прямого указания на возобновление производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств Суд не дал.

ЕСПЧ опубликовал Постановление по делу «Луцкевич против России», в котором заявитель Денис Луцкевич, осужденный по «болотному делу», жаловался на бесчеловечное содержание под стражей, при трансфере до зала суда, а также до начала судебного заседания. Кроме того, он указал на несоразмерность вынесенного приговора причиненному вреду.

6 мая 2012 г. в Москве прошла акция «Марш миллионов», которая должна была завершиться на Болотной площади в 19:30. Мероприятие было согласовано и одобрено властями, однако когда участвующие прибыли на Болотную площадь, они увидели барьеры, которые сузили вход в место встречи, одновременно ограничив при этом площадку для акции. Между полицией и протестующими начались столкновения. В 17:30 полиция начала разгонять участников. В тот же день были возбуждены уголовные дела в связи с массовыми беспорядками и применением насилия в отношении представителей органов власти.   

В акции принимал участие студент Денис Луцкевич, который пострадал во время столкновения с сотрудниками полиции и на следующий день был госпитализирован в отделение скорой помощи, где были выявлены множественные синяки на груди, позвоночнике, плечах, коленях и голове.

9 июня 2012 г. Дениса Луцкевича задержали по подозрению в участии в массовых беспорядках и применении насилия в отношении сотрудников власти. В тот же день Басманный районный суд г. Москвы посчитал, что Денис Луцкевич может сбежать к отцу, проживающему на Украине, и, кроме того, находясь на свободе, может препятствовать расследованию уголовного дела, и принял решение о помещении его под стражу. В последующем содержание под стражей продлевалось до 24 февраля 2014 г. 

21 ноября 2012 г. Денису Луцкевичу предъявили обвинение в том, что он выкрикивал оскорбительные лозунги и использовал металлические барьеры, чтобы помешать полиции, бросал камни и куски асфальта в полицейских и ударил одного из них, а также схватил полицейского за униформу и выхватил защитный шлем из его рук.

Денис Луцкевич написал заявление в полицию, в котором указал, что он сам подвергся жестокому обращению со стороны сотрудников правоохранительных органов, однако следователь отказал в возбуждении уголовного дела, так как посчитал, что применение силы было оправданно. 21 февраля 2014 г. суд признал Дениса Луцкевича виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы на 3,5 года.

Еще до вынесения приговора, в январе 2013 г., адвокат, представлявший интересы Луцкевича в тот момент, направил в ЕСПЧ предварительную жалобу, а сама жалоба была направлена в Суд в сентябре 2013 г.

В связи с этим в отзыве на жалобу Правительство России утверждало, что заявитель предоставил жалобу спустя 8 месяцев после подачи предварительной жалобы, поэтому его заявление подано ненадлежащим образом.

Однако ЕСПЧ отметил, что после помещения под стражу заявителя 9 июня 2012 г., а именно за 7 месяцев до подачи предварительной жалобы, Денис Луцкевич продолжал оставаться под стражей до 21 февраля 2014 г., то есть на протяжении 5 месяцев после ее подачи. Поэтому Суд посчитал, что обладает компетенцией рассматривать весь период нахождения Луцкевича в СИЗО, и отклонил возражение российской стороны. 

В жалобе Денис Луцкевич указал, что одна из камер, в которой он находился в СИЗО, была слишком тесной для десятерых заключенных, плохо освещалась и проветривалась, была чрезмерно жаркой летом и холодной зимой. Окна были слишком высокими, чтобы обеспечить достаточный свет для чтения или работы с документами. Душем было разрешено пользоваться один раз в неделю, а унитаз был отделен от жилого помещения только пластиковой перегородкой. Постельное белье было старым, а кровати маленькими для человека с его ростом. Прогулки на воздухе ограничивались одним часом в день.

Что касается условий содержания при ожидании судебного заседания, заявитель утверждал, что комната была плохо освещена, а в туалет можно было ходить только один раз в час. Кроме того, он указывал на унижающее обращение во время обыска. 

Денис Луцкевич также указал на жестокое обращение со стороны полиции во время разгона демонстрации 6 мая 2012 г. и на то, что после его обращения в правоохранительные органы не было проведено эффективного расследования. 

В отзыве Правительство РФ утверждало, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты в отношении своей жалобы на жестокое обращение во время разгона демонстрации. В частности, он не оспаривал в суде решение следователя об отказе в возбуждении уголовного дела против сотрудников полиции. По поводу условий содержания заявителя под стражей российские власти ответили, что они соответствовали закрепленным стандартам. 

Европейский Суд согласился с доводами российской стороны по поводу необжалования решения об отказе в возбуждении уголовного дела и отклонил жалобу в этой части. Также ЕСЧП согласился с тем, что хотя условия содержания под стражей и были далеко не адекватными, но все-таки не могут расцениваться как унижающие человеческое достоинство по смыслу ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Заявитель также указывал на бесчеловечное и унижающее достоинство обращение в связи с его переводами из следственных изоляторов в суд и обратно. Он жаловался на частоту и длительность транспортировки, ужасающие условия в зале суда и полицейских фургонах, а также на интенсивность рассмотрения дела, который не оставлял ему достаточно времени для сна. Он утверждал, что сочетание вышеуказанных факторов привело к физическому истощению и психическому расстройству. 

В отзыве Правительство сообщило, что Денис Луцкевич 79 раз перевозился из СИЗО в суд и обратно во время слушания его уголовного дела. ЕСПЧ согласился с доводами заявителя, что такие действия представляют собой бесчеловечное и унижающее достоинство обращение и признал нарушение ст. 3 Конвенции.

Кроме того, Денис Луцкевич жаловался, что предварительное заключение под стражу не было оправдано «соответствующими и достаточными причинами», как того требует ч. 3 ст. 5 Конвенции. ЕСПЧ отметил, что власти не указали каких-либо обстоятельств, кроме пребывания отца заявителя в Украине, обосновывая заключение под стражу. По мнению Суда, этот факт сам по себе не мог говорить о наличии угрозы того, что Луцкевич сбежит, учитывая, что заявитель учился в России. В связи с этим Суд признал нарушение ч. 3 ст. 5 Конвенции.

Также Денис Луцкевич утверждал, что было нарушено его право на свободу выражения мнений и свободу мирных собраний. Кроме того, он утверждал, что уголовное преследование и осуждение были произвольными и несоразмерными. Российское Правительство на это указало, что заявитель не подавал в национальные суды жалобы на действия полиции во время акции, однако Европейский Суд пояснил, что, поскольку заявитель обжаловал решение суда первой инстанции, он исчерпал внутренние средства правовой защиты.

Кроме того, ЕСПЧ отметил, что полицейский, в применении насилия в отношении которого заявитель был признан виновным, указал, что Денис Луцкевич вытаскивал шлем из его рук, но в приговоре не указывалось, какие доказательства подтвердили вывод о том, что заявитель ударил его. При этом Суд указал, что даже если бы это было правдой, то наказание могло бы быть более мягким – ЕСПЧ пояснил: национальные суды не приняли во внимание, что именно действия сотрудников полиции могли привести к столкновению с демонстрантами. 

Оценивая серьезность санкции за участие в массовых беспорядках, Европейский Суд указал, что в уголовном деле не было доказано какого-либо ранее существовавшего намерения заявителя участвовать в насильственных действиях, и такое намерение не было установлено судом первой инстанции. 

В результате Европейский Суд присудил Денису Луцкевичу 12,5 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда и указал, что Россия должна принять надлежащие меры для устранения последствий любого прошлого или будущего ущерба для заявителя, который возник или возникнет из-за вынесенного приговора. 

Судья ЕСПЧ Дмитрий Дедов высказал особое мнение по данному делу, в котором указал, что согласился с судьями, признавшими нарушение Конвенции. Он пояснил: материалы дела не убедили его в том, что обвинения против Дениса Луцкевича были доказаны в суде и что в отношении заявителя были соблюдены гарантии справедливого разбирательства во время судебного процесса. 

Судья отметил, что крайне разочарован низким качеством приговора, так как он не содержал ссылок на какие-либо существенные доказательства, способные подтвердить выводы о виновности Луцкевича. Дмитрий Дедов пояснил, что показания «свидетелей» из числа сотрудников полиции были расплывчаты, и на их основании невозможно четко установить конкретные действия заявителя и другие факты, которые бы указывали на его причастность к беспорядкам. «Единственный факт, в котором я уверен, – это то, что заявитель был жестоко избит сотрудниками полиции, но этот факт национальными судами был проигнорирован», – указал Дмитрий Дедов.

Судья отметил, что это дело может служить примером системной проблемы низкого качества приговоров по уголовным делам. По его мнению, неприемлемо то, что судебное решение просто содержит ссылку на определенную версию событий без того, чтобы представить объяснение, каким образом суд пришел к этим выводам.

Адвокат АП Московской области Дмитрий Аграновский, который представлял интересы Дениса Луцкевича в Европейском Суде, отметил, что доволен размером присужденной его доверителю компенсации, так как в аналогичных случаях ЕСПЧ присуждал и меньше.

«Что касается указания Суда на устранение причиненного ущерба в прошлом и его влияния на будущее, такое я стал встречать недавно. Когда устанавливается нарушение ст. 6 Конвенции, ЕСПЧ прямо пишет, что в соответствии со ст. 413 УПК РФ заявитель имеет право на возобновление производства по делу. А что имеется в виду здесь – непонятно. Как только решение Суда вступит в силу, будем обращаться в Президиум ВС РФ с обращением о возобновлении производства по уголовному делу на этом основании», – сообщил адвокат. Дмитрий Аграновский предположил: такое указание ЕСПЧ связано с тем, что осужденные испытывают негативные последствия, связанные с судимостью, которая может мешать устройству на работу.

Партнер АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева, знакомая с делом, прокомментировала позицию судьи Дмитрия Дедова, пояснив, что он нередко подвергается критике со стороны юридического сообщества за чрезмерное отстаивание пророссийской позиции в Европейском Суде. 

 «Однако высказанное судьей признание в деле Луцкевича переворачивает все недобрые речи и сомнения в отношении него. За честность и смелость стоит отдать должное. Возникает другой вопрос: каких же масштабов должна быть катастрофа в уголовной юстиции, на взгляд нашего соотечественника из Страсбурга, чтобы говорить о системной проблеме низкого уровня приговоров по уголовным делам и немотивированности судебных актов? Примечательно, что это признание прозвучало в связи с делом, построенным целиком на показаниях сотрудников полиции, которым суд без оглядки поверил даже в отсутствие каких-либо объективных доказательств виновности обвиняемого», – пояснила Надежда Ермолаева. 

Эксперт добавила, что проблема немотивированности судебных актов идет рука об руку с обвинительным уклоном российского правосудия и проблемой так называемых флеш-приговоров. «Не секрет, что для судьи, который не ищет сложных путей, намного проще мотивировать обвинительный приговор, по сути, скопировав обвинительное заключение, утвержденное прокурором. При этом судья совершенно не рискует быть заподозренным в чрезмерных симпатиях к защитникам и обвиняемому. Оправдательный приговор всегда сложнее мотивировать, да и в условиях российских реалий – просто небезопасно», – заключила Надежда Ермолаева. 

Марина Нагорная